Доминион - По праву силы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Корн-Терион » Улицы города


Улицы города

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s6.uploads.ru/p0isE.png
Как и большинство северных городов, Корн-Терион начался с небольшого поселения вокруг цитадели. Потому та часть, что примыкает к замку, наиболее старая и беспорядочно застроенная невысокими каменными домишками. Однако, чем дальше, тем шире становятся улицы, больше и богаче дома.
Громаду цитадели, величественно и мрачно красующуюся на фоне заснеженных гор можно разглядеть практически из любой части города.
(авторы: Ирис и Вельсар)

0

2

Цитадель http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
15 число месяца агни 1270г.
утро.

Дробный перестук копыт по серому камню, ледяной ветер в лицо. Даррэл не ощущал ни боли, ни пронизывающего холода, хотя куртка осталась на полу в его покоях. В прорехи меж низких, стелящихся облаков пробивалось утреннее солнце. Город неохотно просыпался. Даррэл не придерживал лошадей на узких улицах Корн-Териона. Люди шарахались прочь, осыпая его проклятьями, исходили остервенелым лаем злющие сторожевые псы. Арк угрюмо молчал, не пытаясь более вмешиваться в действия своего оракула.
Городские ворота были еще закрыты. Осоловевший стражник, маявшийся в ожидании смены, замахал руками и заорал:
– Стой! Куда прешь, зараза?! – но, увидев гербы правящего Дома, вышитые на вальтрапах холеных лошадей, умолк и попятился.
– Открывай! – рявкнул Даррэл.
Стражник попытался было возразить, но поймав нехороший, тяжелый взгляд наследника, поспешно метнулся к скрипучей лебедке. Лязгнула цепь и с грохотом поднялась решетка, высокие створки ворот неохотно и медленно начали расходиться в стороны. Отдохнувшие за ночь, сытые лошади охотно рванулись с места, перейдя в короткий галоп на старом, разбитом колесами повозок, тракте, унося своих всадников прочь от города.
Клочья пожухшей, убитой ночными холодами травы, быстро бегущие облака. Даррэл неловко качнулся в седле, ощутив внезапное головокружение, и перевел лошадей на тряскую рысь, а после и вовсе остановил коня, бросив повод. Он без особых церемоний спустил девушку на землю, не позволив, впрочем, ей упасть, с некоторым удивлением разглядывая залитое кровью светлое платье и свою скользкую от крови ладонь. Затем подхватил повод, ни слова не говоря развернул коня и, не удостоив более взглядом своих невольных спутников, поскакал назад.

Обратный путь ощущался смутно. Даррэл помнил, что миновал городски ворота, но управлял ли он конем, или тот, перестав чувствовать руку своего всадника, сам возвратился в свою конюшню, сказать бы со всей уверенностью не смог. Его вернул к реальности голос Хранителя.
«…ты слышишь?»
«Да».
Даррэл с трудом разлепил ресницы, неловко спешился, споткнулся, отчетливо слыша шепотки за спиной: «опять пьян…». Нет, хмель давно выветрился из его крови. Просто дико хотелось спать.
«Найди оракула».
«Да».
Спорить с Арком не хотелось. Он найдет Эдварда. Но после того, как поспит пару часов. Рана его не беспокоила, потому вряд ли была серьезной. Просто царапина. Лишь мягко шумело в голове. Даррэл привычно поднялся по лестнице и нашел дверь в свою комнату, уже не плутая в темных коридорах. Он переступил порог, сделал несколько неуверенных шагов, и пол, качнувшись, ушел из-под ног.

http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Покои Даррэла

+7

3

Цитадель http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
15 число месяца агни 1270г.
утро.

Вельсар так ничего и не сказал. Впрочем, она тоже не блистала красноречием. Цеплялась за его рукав, когда он спускал её с лошади. Открывала рот, как выброшенная на берег рыба и не могла найти подходящих слов. Только протянула вслед руки, сделала шаг и… поникла. Все. Поздно.
Когда он скрылся за поворотом старого тракта, Ирис закрыла глаза, принуждая себя успокоиться, и досчитала до десяти. Вдох-выдох и снова вдох.
«Тише, тише».
Подняла голову наверх, к своему чудом спасенному спутнику, который едва держался в седле. Позволила себе грустно улыбнуться.
– Кажется, я пыталась его убить. Я же не Ирис Дирон? Я плохо все помню… Как вас поймали? Хреново, наверное, вам сейчас. Но это все позади. Мы выберемся. Обещаю.
Ей не нужны были его ответы, да и самой не хотелось ничего рассказывать. А Рилерд вряд ли сейчас являлся хорошим рассказчиком или слушателем. Нужно было найти мага, что согласился бы отвести их порталами в Девирр или ближе к границе. Спрятать Рилерда. Как-то объяснить её потрепанный внешний вид. Уйти отсюда. Уехать. Убежать. Забыть и никогда больше не возвращаться. К тому же, к перечисленным проблемам на ней была дурацкая маска, которая с каждым часом проведенным в ней лишала её рассудка и памяти.
– Возьмите. – Покопавшись в потертом мешке Ирис извлекла из него плащ невидимости и протянула Рилерду. – Он действует всего час. Поэтому используйте только в случае острой необходимости.
Несмотря на раннее утро, они вполне могли на тракте, ведущем к городу натолкнуться на стражников или торговцев. А ей сейчас совершенно не хотелось объяснять кому либо, что это за раненый увиш на лошади, которую она ведет под узду. Уходить в лес тоже не имело смысла. Маги не водятся в горах и лесах. Они любят комфорт.
Попытки призвать на помощь дар исцеления снова не принесли никаких результатов. И девушке ничего не оставалось, как брести и брести по дороге вперед, ведя на поводу лошадь с Рилердом на спине. Она сама была почти обессилена и разбита. Сказывалась бессонная ночь и эмоциональное потрясение, что Ирис пережила. Но нужно было идти. Нужно было вернуться. Хотя бы ради Вельсара, который привез их сюда, подарив пусть не жизнь, но надежду.
– Поспите. Это будет трудный путь, а вам нужны силы. Поспите.

+4

4

« Внутренний двор « Цитадель Корн-Териона
15 число месяца агни, 1270 год.
День.

Рилерд болтался в седле как мешок с репой. Они ещё не успели покинуть город, а бард уже успел потерять и стремена, и всякое понятие о том, что происходит. В седле он удержался только чудом и, может быть, благодаря молитве, сквозь зубы просачивающейся на холку коню, обращённой неизвестно к кому и состоящей из одного только «Прошу тебя».
Он пришёл в себя, когда вокруг уже не осталось ни одного дома, а деревья проползали мимо со скоростью неспешного шага лошади. Произошедшее воспринималось и вспоминалось с большим трудом, мысли и чувства были неподъёмными словно мельничные жернова. Рилерд нашарил на груди шнурок с медальоном. Мир стал самую малость определённее, как будто чеканная медяшка подарила барду ещё один глоток воздуха. Он приподнялся над холкой коня и посмотрел на ткань в своих руках, на дорогу под копытами коня, вперёд.
— Миледи Ирис? — выбивая зубами дробь, неуверенно позвал он женщину, ведущую коня под уздцы. Да, это была она. Рилерду стало мучительно стыдно за свой внешний вид и за то, что леди идёт пешком, и в конечном счёте за то, что дал себя поймать. Стыд подстегнул непослушные мысли, Рилерд ещё раз огляделся, и обнаружил, что пришёл в себя очень вовремя.
— Постойте, — не в пример более внятно сказал он и попытался спуститься из седла. Неуклюжее действие не окончилось падением, но для этого Рилерду пришлось удержаться за стремя. Пальцы не сжимались как следует и вообще практически не гнулись. Восстановив равновесие, Рилерд принялся растирать озябшие руки, щурясь от уколов восстанавливающегося кровообращения и возвращающегося вместе с ним воспоминания о событиях этой ночи.
— Тот сарай, — не позволив себе обращать внимание на холод сверх меры, Рилерд дёрнул головой в сторону от дороги, где в самом деле стояло ветхое строение. — Там я спрятал ваши вещи.
Теперь Рилерд сам не понимал что заставило его не остаться здесь, где ничей взгляд не задерживался на покинутом на зиму сарае. Тогда он говорил себе, что должен быть ближе к Ирис, на всякий случай. Сейчас же... Рилерд снова взял в ладонь медальон. Хотелось верить, что ответ и в самом деле крылся в нём. Страшно было думать о другом.
Рилерд сам полез под крышу сарая, чтобы движение хоть как-то грело ограждённое от холодного ветра одной только нечистой рубахой тело. Сумка миледи была на месте, но бард довольно долго не спускался вниз, парализованный ещё одной находкой. Он мог поклясться, что их не было, когда он в прошлый раз был здесь. Под лучиком пробивающегося сквозь прохудившуюся крышу солнца перемигивались два камня, тёмно-багровый и тёмный, как ночное небо. Как завороженный Рилерд смотрел на них, не решаясь прикоснуться к чуть прикрытым трухой камням.
На земле всхрапнула лошадь. Рилерд моргнул, вздохнул и протянул руку. Камешки были тёплыми на ощупь, но это не прибавило приязни. Стащив за собой сумку миледи, Рилерд вернулся к Ирис.
— Это ваше, миледи.

Отредактировано Рилерд Кевальд (2013-10-20 10:37:39)

+4

5

Она шла, шла, шла. Почти бездумно. Почти по инерции. Почти ничего не ощущая.
Рилерд все сделал правильно. И даже пойман он был в нужном месте и сопровожден к казни аккурат к положенному сроку. Не иначе сама Шэррид милостивым кивком головы поспособствовала всем произошедшим событиям. Может быть, даже ухмыльнулась собственной изощренной щедрости, преподнесенной с таким изящным юмором. Богам тоже положено шутить.
– Это ваше, миледи.
Миледи… Три дня проведенных в проклятой маске мучительно неприятно лишали её структурных воспоминаний и самоопределения. Казалось она постепенно теряет рассудок и связь с реальностью. Путаные мысли были подобны звеньям разорванной цепи. Хаотичными, тусклыми и бесполезными. Как и эти вещи, что Рилерд ей протянул. Она торопливо, негнущимися пальцами перебирала кружева, оборки, украшения и не могла понять, зачем брала с собой все это ненужное, но тяжелое барахло. Зачем просила Рилерда присматривать за этими вещами? Когда сейчас куда больше пригодился бы тулуп, валенки и что-нибудь горячительное, хотя бы для того, чтобы отдать их продрогшему спутнику.
– Обещайте, что больше никогда не поедете со мной в Корн-Терион, Рилерд. Какие бы богатства я вам за это не сулила, – девушка позволила себе устало улыбнуться, беспощадно избавляясь от лишнего груза в дорожных сумках. В её поклаже обнаружилась только одна полезная вещица – запасной утепленный плащ, который она властно, не позволив ему ни секунды сомнения, отдала барду. – В награду за это путешествие, боюсь, я не смогу пообещать вам большего, чем моя безграничная признательность, крепкая дружба и новая лютня.
Если на пути сюда у Ирис в душе и сердце пылала решимость и юношеский задор, то сейчас не оставалось ничего, кроме тлеющих углей сожаления. Смутного, странного, но, благодаря магии маски – не отчаянного. Ни такого, что впору в петлю или в омут.
Она даже не могла сейчас с уверенностью сказать, она ли ударила ножом наследника или другая женщина.
Застигнутая врасплох неприятным воспоминанием, она испуганно запустила руку в складки изрядно потрепанного платья. Окровавленный кинжал обжег пальцы холодом и порезал кожу. Потому Ирис вздрогнула и зло, с отвращением отшвырнула лезвие в сторону. А затем решительно встала, закидывая разом полегчавшую поклажу на плечо и надвигая на голову капюшон.
– Едемте. Думаю, лошадь вполне выдержит нас двоих до ближайшего обиталища магов. Благо – денег у нас достаточно, чтобы купить их всех с потрохами.
В ней что-то изменилось. Может за эти дни она повзрослела? Может, стала жестче? Может, стала другой? Может… все ещё сомневалась, что миледи Ирис это она?
В Утеху >>>

+3

6

Рилерд слабо усмехнулся. Его взгляд был направлен сквозь Ирис, он вспоминал то, что было вперемешку с тем, чего никогда не было. Руны в пыли, руны в небе, руны в руках, руны в его собственной крови. И одиночество. Бессильное, беспросветное одиночество подземелья, когда ему не осталось ни слов, ни мыслей, ни рун. Когда он был более несчастен? Когда бежал от Лабиринта, или когда решил, что не сможет идти, даже если захочет? Ведь он и этого добивался. И когда-то - два дня назад - ему казалось, что он с радостью избавится от этого наваждения.
- Обещайте мне, миледи, что не поедете больше в Корн-Терион, пока идёт война, - ответствовал он, стараясь припомнить, кто такой был Рилерд Кевальд до того, как попал на плаху. Заточение действовало не хуже маски Сагора. Он помнил всё до мелочей, но не мог теперь понять, как мог так наслаждаться каждым успехом и неурядицей на жизненном пути. А он должен был вспомнить. Из пепла не рождаются слова, а кто он без них?
Лабиринту слова...
Рилерд тряхнул головой, со злостью отшвыривая в сторону ещё не успевшую сформироваться до конца мысль. Это был его выбор, он сам предпочёл Луноликую. И в мыслях не достойно допускать, что всё может быть иначе.
Кутаясь в плащ, но чувствуя пока только жёсткость дорогой ткани, Рил панически огляделся. Взгляд его упал на нож в руке леди. Кровь на холодном лезвии. Чья это кровь? Память толчками выплёвывала картинки. Девушка-вейр не успевает за широким шагом высокого властного мужчины. Их одежда залита кровью. К нему обращаются "милорд". Но это не Эдвард, его описание Рилерд знал ещё в Саларре. И не Себастьян. Оставался только... Вельсар. Лорд Корн-Терион. Дэррел Корн-Терион.
Рилерд вздрогнул от страшной догадки. Лорд ценой расположения своей матери и своего здоровья защищал леди Дирона от стражи? Но кто поднимет оружие на лорда в его собственной цитадели? Пусть даже по приказу его леди-матери, пусть даже...
Рилерд понял, что любая догадка только запутает его ещё больше. И потому он собрал в охапку те вещи, что оставила на земле леди Ирис и отнёс её за угол сарая. Ноги не надёжно носили его, и два раза по дороге он споткнулся, один раз - упал. Но, оглядываясь на леди, будто с опаской, что она будет недовольна его неуклюжестью, он всё же спрятал груду тряпок в рассохшуюся бочку. И, чувствуя себя последней скотиной, завернул в платок поднятый во время падения кинжал, да спрятал в плаще.
- Я шёл с вами, а не за наградой, миледи, - сказал он по возвращении, смущённо улыбаясь, как бы обращая свои падения в шутку. - Потому ваша дружба для меня - ценный дар, и в этом мире мне больше ничего не нужно.

Земли Корн-Териона » Постоялый двор «Утеха» »

Отредактировано Рилерд Кевальд (2013-11-19 17:10:22)

+3


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Корн-Терион » Улицы города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC