Доминион - По праву силы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дети ночи

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время и место действия: наши дни, город у моря. Самое интересное в нем начинается после захода солнца.
Описание ситуации: мир людей не так стабилен и понятен как многим казалось. Кто-то живущий в тени имеет огромное влияние на него, но вы даже не узнаете о них. Они – дети ночи. После того, как восходит луна, они просыпаются и покидают свои убежища. Днем они беспомощны, словно слепые котята, но ночью они – хищники, кошмар и ужас современного города. Вампиры. 
Участники: Иллирия, Алан.

0

2

Он должен был ненавидеть солнце, но не мог. Лежа на кровати, в комнате без окон, каждый день, ожидая, когда небесное светило сменит луна, он жалел лишь о том, что никогда больше не увидит, как солнце поднимается над землей, касается лучами домов, деревьев, воды. Не почувствует тепла… Все это в прошлом, позабылось, стерлось. Теперь лишь он мог видеть звезды на небе, тусклый свет луны. Прогулка под луной не заменит день у моря, когда теплые лучи ласкают кожу. Но это не такая уж и высокая плата за бессмертье.
Алан поднялся с кровати. Пускай и следовало отдохнуть, но спать не хотелось. И так было почти всегда. Отсутствие каких-либо желаний, стремлений. Бессмысленное существование изо дня в день, лишь по привычке, чем из-за стремления жить вечно. Иногда он задумывался, что его останавливает от того, чтобы выйти под солнце? Испытает адскую боль, но всё закончится. Это жалкое существование подведет к концу. По собственной воле, а не из-за встречи с охотником. Охотники. Ал усмехнулся. Еще более вымирающий вид, чем вампиры. Последнего видели лет сто назад. Дети ночи стараются уничтожить все поминания о них. Не хотелось бы повторения историй прошлого, когда в них верили, ненавидели и боялись.
Оставшиеся часы до захода солнца, Алан провел в тишине и покое, читая книгу какого-то современного автора. Его забавляло то, с каким упорством пишут смертные о вампирах. Придумывая каждый раз новые подробности их жизни и особенности. Это даже превратилось в моду. Фильмы, мюзиклы, компьютерные и ролевые игры, книги… Люди с богатым воображением отчего-то любят эту тему. Алан в свою очередь, скупал всё, где так или иначе фигурировали вампиры. Было любопытно узнать насколько далеко зайдут люди в попытки объяснить свою точку зрения на их счет. Иногда было забавно. Некоторые книги даже нравились. Но чаще всего то или иное произведение оказывалось в мусорке сразу после прочтения или просмотра. Как и в этот раз.
Он отложил в сторону книгу, мечтая забыть прочитанное. Всё-таки пора с этим заканчивать. С каждым разом всё глупее и глупее. Скоро вампиры станут подобны ангелам. С белыми крыльями и дивным голосом. Разве что нимба над головой не будет. Алан вздохнул.
Дверь едва слышно открылась, но вампир даже не пошевелился. Не обернулся когда кто-то, мягко ступая, подошел к кровати. Только нехорошо усмехнулся.
– Опять важные дела, Клэр?
Девушка с темными волосами, собранными в сложную и красивую прическу, никак не отреагировала. Она привыкла к тому, что ее шеф не любил упоминаний о работе.
– Франциско настаивает на встречи с вами. Он вновь решил поднять тему о территории на востоке.
– Он же знает, что я не пойду на сделку с ним, – он устало вздохнул и взял бумаги из рук помощницы.
– Он знает, но сказал, что есть кое-что, способное изменить ваше мнение на его счет.
– Хорошо. Раз он настаивает… Я сделаю вид, будто мне интересно.
Он бегло осмотрел документы и бросил их на стол. Франциско был молод и упрям. Но в тоже время талантлив и удачен. В короткий срок смог захватить половину города, который делили вампиры с людьми. Но этого ему было мало. Зачем-то понадобился пустырь на окраине. В общем-то, Алану не было никакого дела до той территории, но сделки подобного рода он не заключал из принципа.
– Где будет встреча?
– Как всегда, на нашей территории. В клубе «Белая роза».
Излюбленное место вампиров. Туда не пускают людей, там можно отдохнуть, пообедать сежей кровью доноров, или даже спокойно поговорить в закрытых комнатах с толстыми стенами, где не слышен шум музыки.
– Во сколько?
– Нам нужно уже выезжать, – Клэр ушла в другую комнату и вернулась с одеждой. – Думаю, этот костюм вам подойдет.
– Франциско куда-то торопиться? – Ал снял халат, и не стесняясь помощницы, стал одеваться.
– Насколько мне известно, у него еще какое-то дело с Бертом.
А вот это было плохо. Старый вампир был негласным главой вампиров. Они не называли его королем, президентом, или еще каким-то умным словом, которым люди называли своих правителей. Но ему подчинялись все. И если он прикажет Алану отдать бесплатно пустырь на востоке, ему придется отдать.
– Зачем же Франциско хочет заполучить эту дыру? Там нет ничего. Заводы закрылись давным-давно. Все в плачевном состоянии, и дешевле будет снести, да забыть о них, чем отстроить.
– Он не раскрывает свои секреты. Подкупить его помощников или заслать шпиона не получается. Слишком подозрителен и доверяет лишь тем, кто с ним был в самом начале.
– Да, это большая проблема.
Алан позволил Клэр завязать ему галстук, обдумывая то, что скажет Франциско на встрече. Но даже предположить не мог.
– Что ж, посмотрим, что он мне сообщит нового.

Клуб находился в центре города. Невысокое двухэтажное здание выделялось среди высоток и торговых центров. Яркая вывеска с белой розой на красном фоне, полное отсутствие окон. Отчего-то люди обходили его стороной и даже не пытались попасть внутрь. Хотя они бы и не смогли. Охранник на входе молча открыл дверь, давая возможность Клэр и Алану пройти внутрь.
– Вас ждут, – сказал молодой вампир.
Алан никак не отреагировал на это, хоть и был удивлен. Так торопиться заполучить пустырь, что пришел к самому открытию. Оказывается, он совсем не знает Франциско. Но вскоре он забыл о своем партнере, увидев в зале ту, кому здесь не было место.
– Человек. Здесь. – Он обратился к Клэр.
Мир людей изменился, и вампирам пришлось поменять свои привычки. Они не убивали людей, ради того, чтобы насытиться и жестоко карали тех, кто не хотел следовать новым законам. Но здесь человеческой женщине было не место.
– Я узнаю о том, как она попала сюда, – помощница направилась в кабинет владельца клуба.
Возможно, она с кем-то пришла. Некоторые люди оказывались посвященными в тайну вампиров и соглашались с ними сотрудничать. Но вдруг она была охотницей? Ал задумчиво проводил ее взглядом и пошел в комнату, где уже был Франциско.

+4

3

Очередной кошмар терзал измученное сознание. Такой реальный, такой необъяснимый. Яркий, точно и не сон это был. Она шла через толпу, с трудом, проталкиваясь и зная, кого увидит в самом центре. Слезы беззвучно бежали по бледным щекам, Мирэй тянула руку к тому, кого еще не видела.
Ее брат. Ее близнец. Изломанной куклой лежал на земле, точно несчастный случай, вот только, то было обманом. Его пустые глаза смотрели в темное небо, точно запоминали последние мгновения полета с высотки. Голоса людей, отзвуки сирен полиции и скорой помощи. Всем им было все равно. Кто-то попытался отстранить девушку, пытаясь доказать, что посторонним здесь не место. Рей их не слышала. Ее сон стал явью. Ночной кошмар перешел в настоящее, оборачиваясь сначала тупой болью в груди, а после яростью, отчаяньем, ненавистью.
Рывок, она кого-то оттолкнула, не ощущая боли, рухнула пред мертвым на колени, порвала тонкую ткань колготок. Беспомощно схватилась за мужчину, начиная его трясти, захлебываясь воздухом и беззвучными рыданиями. Весь ее мир точно окутало пеленой.
- Брат… Братик… Себ… Прошу, проснись… Братик… Разбуди меня… Я не хочу это видеть!- Мирэй зажала руками уши, уткнулась лбом в холодную грудь. Пришло понимание, что более его не будет с ней. Она доживет свою жизнь лишь наполовину полная. Терять того, с кем была с младенчества. Это тяжелее, чем кого-то еще. Хотя, она не помнила других потерь.
Его сердце не билось, а она продолжала звать, пыталась оказать первую помощь, пока кто-то не оттащил ее от тела. Кажется, вкололи что-то успокаивающее, но от этого появилась пугающая сонливость….

Себастьян стоял на крыше. Напротив него незнакомый человек с весьма красивым и несколько аристократическим лицом. Брат держал в руках арбалет. Его оппонент лишь усмехался.
Сколько длился этот молчаливый поединок? Кто стоял напротив брата? Для чего они забрались на крышу этой многоэтажки?
- И долго ты будешь еще стоять так, мальчик? Нам нужен Пророк. Вы охотнички доживаете свой век. Пустоши скоро станут нашими. И вам уже негде будет прятаться,- Себастьян едва заметно улыбнулся. Тихо щелкнул спусковой механизм. Движение, мужчина, что стоял напротив, точно растворился.
Эта драка была заведомо провальной. Проигрышной.
- Запомни это лицо…- едва слышно прошептал Себастьян, глядя на того, кто сжимал его шею. Толчок. Падение.
- Прости меня….
Смерть.

Резко подскочила на кровати, осмотрелась. Было трудно понять, который час и где находится.
«Я дома… Это лишь очередной дурной сон… Просто дурной сон…»
Как часто Мирэй себя так успокаивала, до того, как включала телевизор, а после видела новости. Лица людей, которых она даже не знала. Смерти, вроде несчастные случаи, но отчего же они всегда становились явью?
Фотография брата в рамке с черной лентой. С того события прошел год. Она научилась жить без него, но порой разговаривала с ним, точно и не верила, что он мертв.
- Как тебе спалось? Надеюсь, хорошо. Сегодня твой день рождения… Хочешь, мы куда-нибудь сходим?- Мирэй улыбнулась фотографии, легонько коснулась лица на ней, самыми кончиками пальцев. На ходу сбросила пижаму, прошлепала босыми пятками в душевую комнату.
Уже через час, одетая и готовая к новым свершениям, девушка направилась на выход, когда наткнулась на странную коробку за дверью своей квартиры. Наклонилась, собираясь поднять, но уже в следующий момент отшатнулась, испуганно вжимаясь в дверной косяк.
- Нет…- ее голос дрожал,- Прошу… Хватит… Я не хочу… Оставьте меня в покое!- ее последний крик огласил всю лестничную площадку, а девушка кинулась прочь. Посылка так и осталась не тронутой у двери.
Осень. В этом городе осень была столь же уродливой, сколь и зиме. Уже без прикрас разноцветной листвы. Голые пугающие ветви, в немой мольбе тянущиеся к небу. Извечная пелена некоего марева над домами. Безразличные к чужим просьбам и слезам люди. Наверное, они были мертвее камня, из которого строили дома. Холодный ветер, пробирающий до костей и заставляющий сжиматься в напряженный комок плоти.
Шаг, еще. И снова шаг. Под ногами что-то противно чавкало, вызывая не приятие. Разноцветные глаза смотрели на мир без особого смысла. Пока среди толпы не появился он.
«Не может быть…»
Более Мирэй не могла ни о чем думать, забыв обо всем, побежала за тенью, за миражом.
«Постой! Не исчезай! Подожди!»
Все же она его потеряла. Этот район ей был не знаком. А вот один человек, что был при входе в здание со странной вывеской, напротив. Рей часто его видела в своих снах, пока брат был жив. Даже знала его имя.
«Это же были лишь глупые сны….»
Но вот она все же подошла к нему, посмотрела в глаза. Он не проявил к ней никакого интереса, лишь бросил, чтоб девушка шла дальше по своим делам. Стоило ей промолчать, вот только не смогла.
- Я сестра Себастьяна. А вы – Эндрю. И вы его знали. Мой брат бывал внутри, я знаю это. Он мертв, и мне нужно знать за что, он умер. Вы были его другом. Странно, но были. Или это для вас более ничего не значит?
Что-то изменилось в лице этого молодого человека. Он молчал. Но Мирэй не собиралась уходить. Время растянулось, издевательски медленно отсчитывая секунды, обращая их в ленивые минуты. Эндрю сдался первым.
- Тебе здесь не место. Уходи. Забудь обо всем и уходи отсюда,- девушка лишь отрицательно покачала головой, едва слышно сознаваясь.
- Я пыталась забыть… Пыталась жить… Отрицала все. Но… Больше не могу… Может именно здесь мое место? Мой брат не покончил с собой. Его убили. И я знаю лицо убийцы.

С того разговора прошел целый месяц, и не было и одной ночи, когда она бы не приходила к этому зданию, не стояла часами напротив Эндрю. Молча. Без цели. Точно лунатик. И в один из дней он сдался. Себастьян был его другом. Хотя… Какая дружба может быть между охотником и вампиром? И вот теперь Мирэй была внутри. Замечая на себе удивленные взгляды, но помня о том, о чем предупредил ее друг брата. Держать лицо, не показывать удивление, если увидит что-то не естественное, улыбаться, но не пить. Здесь не было того, чем бы она могла утолить свою жажду. Не спиртным же травиться?
И вскоре на нее перестали реагировать, видимо решили, что она с кем-то. Мирэй же вглядывалась осторожно в чужие лица, пытаясь узреть лицо убийцы брата. Он был тут, девушка это знала.
Очередной взгляд заставил обернуться. На доли секунд ее глаза встретились с глазами беловолосого незнакомца. И стало страшно. Такие глаза не могли принадлежать мужчине двадцати с хвостиком, на которые он выглядел.
«Что я тут делаю?»
Родился впервые более менее разумный вопрос в голове. Точно на пару секунд она проснулась от ужасного сна. Но он отвернулся и пошел дальше по своим делам, а сознание вернулось к привычному поиску ответов.
[NIC]Мирэй Данри[/NIC][STA]Непосильное бремя - оставаться собой[/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/Id9Hf.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+5

4

– И это всё, что ты мне можешь предложить? Разбитую глиняную чашу? – Алан вопросительно глянул на своего собеседника, беря в руки осколок. – Вот что я тебе скажу, Франциско. – Он небрежно бросил камень в чемодан и захлопнул крышку. – Ты заберешь то, что принес, и уйдешь. Я забуду об этой глупости, не стану говорить Берту о том, что ты меняешь обычные камни на землю, которая стоит больших денег.
Франциско не особо удивился реакции древнего вампира. Он улыбался. Затем встал, подошел к чемодану и открыл его. Некоторые время он стоял, разглядывая осколки, затем провел длинными пальцами по бокам одного из них так, будто ласково поглаживая его, и усмехнулся.
– Это не разбитая чаша. Глиняные таблички. Знаешь, на таких раньше писали. И это всё, что я могу предложить. А ты согласишься. Когда услышишь историю о… чаше, – вампир рассмеялся.
Он говорил медленно, тихо, казался добродушным простачком, но Алан его таковым не считал. Скорее наоборот. Опасный змей, убивающий медленно и мучительно своим ядом. О том, как Франциско обходился со своими врагами, знал весь город. Мстительный, зараза.
– Хорошо, сделаем вид, что мне интересно, – поняв, что не так просто от него избавиться, Ал согласился, уселся на мягкий диванчик и приготовился слушать.
– Много столетий назад на этом свете жила ведьма, – начал было Франциско, но увидев мигом поскучневшего Алана, рассмеялся. – Только не говори, что не веришь в ведьм.
– Не буду, – Ал хмыкнул. – Продолжай.
– Говорят, она полюбила вампира. И он ее. Ведьма хотела прожить с вампиром свою жизнь, но становиться бессмертной не собиралась. Ее не устраивала плата. Уж очень она любила солнце. Потому она хотела превратить вампира в человека.
– Это невозможно. Мы не превращаемся в вампиров. Мы умираем и вместе с нами все человеческое. Мы возрождаемся уже другими.
– Не перебивай, – спокойно ответил Франциско. – Она знала об этом. Но ведьмы прошлого действительно существовали. С этим спорить бесполезно. И кроме того, они были весьма могущественными созданиями. Потому у нее получилась задумка. Но… иначе. Ее возлюбленный не перестал быть вампиром. Ему нужна была кровь людей. Однако он больше не боялся солнца и начал медленно стареть.
– Бред.
– Я так не думаю.
– Неужели ты проверял?
– Нет, но у нас будет возможность, если ты позволишь мне перекопать тот пустырь. В чемоданы лишь часть заклинания, если собрать остальное, найти ведьму, то можно спокойно гулять под солнцем. Многие на это согласятся.
– Я не верю подобным байкам. Слишком стар для этого. Уходи. И даже не думай возвращаться.
Франциско сделал вид, будто расстроился, вздохнул, затем закрыл чемодан, подхватил его и направился к выходу.
– А вот Берт мне поверил. – Буднично сказал он, будто речь шла о погоде. – И, думаю, расстроится, если ты не согласишься.
Алану захотелось, зарычав, сквозь стиснутые зубы, вскочить с дивана, за мгновение преодолеть разделяющее их расстояние и вцепиться клыками в его горло. И, стоя спиной к нему, Франциско это почувствовал. Уж слишком сильна была ярость Алана, хоть он и умел сдерживать себя. Потому не набросился. Остался сидеть на своем месте, флегматично глянув на партнера, который развернулся и достал из-под пиджака пистолет.
Алан улыбнулся.
– Если убьешь меня, то никогда не получишь то, что хочешь. Знаешь, для этого, я бы мог даже умереть.
– Шутник, – Франциско убрал оружие обратно.
– Значит, Берт расстроится? Ты действительно не оставил мне выбора. – Алан поднялся. – Я согласен. Делай что угодно с пустырем. Хоть взорви все заводы и раскопай землю вдоль и поперек. Но…
Неторопливо, будто прогуливаясь, он подошел к вампиру и протянул руку.
– Эти… глиняные таблички побудут у меня.
Он видел, как Франциско колеблется, борется с собой.
– Хорошо, – он всё же согласился.
– Уходи, пока я не передумал.

Когда Франциско ушел, в комнате, будто только и ожидая этого, появилась Клэр. Ей не было никакого дела до разговора двух вампиров. Она скучающим взглядом посмотрела на чемодан и сказала:
– Девушку пропустил Эндрю.
– Вот как.
– Я хочу с ней поговорить, приведи ее.
– Да, конечно.
Она вышла, но Алан знал, что вскоре вернется. И не одна.
Прошло всего лишь пару минут, и в комнату дверь открылась вновь. Клэр умела быть убедительной. Ал посмотрел на незнакомку, хмыкнул и откинулся на спинку дивана.
– Что ты здесь забыла? – он не собирался быть с ней приветливым, добрым и воспитанным.

+4

5

Мирэй увидела его. Лишь мельком, но увидела. Убийца вышел из vip-зоны, не глядя, прошел так близко от нее. Живой. Даже не заметив схожести их лиц. Или убил так много людей, что не помнил лица ее брата.
Боль сжала измученное сердце в кулак. Хотелось ударить, навредить, уничтожить. Лишить его всего самого важного, что только у него было и оставить корчиться в последней агонии. Ярость закипала в крови. Убить. Ей хотелось убить этого урода, стереть улыбку с его лица раз и навсегда.
Ненависть захлестнула сознание. Движение руки, неосознанное, необъяснимое. Выстрел. Пистолет, что был в кармане выстрелил сам по себе, пробив ногу вампиру и чиркнув пулей по боку, окрашивая одежду в темный цвет крови.
Губы Рей дрогнули, проклятие, готовое сорваться с губ набирало силу, когда прямо из воздуха пред ней появилась красивая девушка, перекрывая собой вид на ненавистного убийцу, выводя Мирэй из некоего оцепенения. Точно ушат холодной воды на голову вылили. Девушка вздрогнула и посмотрела несколько удивленно в глаза незнакомки. Это была ее ошибка.
Кто-то ворвался в голову, подчиняя тело, заставляя следовать, против собственного желания. Девушка переставляла ватные и непослушные ноги, хотела за что-то схватиться, но руки тоже ее не слушались.
«Как такое возможно? Почему все так?»
Был ли страх? Едва ли. Мирэй устала постоянно чего-то бояться и ждать неизбежного. Со смерти брата ей пришлось сильно повзрослеть.
Эта комната была роскошной, но даже роскоши здесь было не чрезмерно много. Дверь за спиной закрылась, отсекая пути к отступлению. Дорогая мебель, элегантные картины и мягкие ковры. Здесь не было окон, как и во всем здании, но освещение настолько идеально подобрано, что в окнах просто и не было никакой нужды. А в центре этого великолепия был он. Жестокий, какой-то не живой, со странным выражением застывшим на лице.
«Если б существовали ангелы смерти, то я бы нарисовала их очень похоже…. Похоже….»
Осознание, воспоминание одного из забытых снов.

Себастьян устало смотрел куда-то в темноту. Как долго он был здесь? Не суть важна. Этой ночью должно было проходить одно тайное собрание. Мужчина вновь поднес к глазам бинокль, как раз в тот момент, когда остановилась у входа в дорогой ресторан, машина. Из нее вышли двое. Красивая девушка и приятной внешности мужчина.
- Явились-таки…- тихо произнес охотник на вампиров, переводя взгляд на свой список, вычеркивая оттуда Алана и Клэр,- Значит, тоже древние…

Рей вздрогнула, выныривая из воспоминаний о сне. Она вновь могла двигаться самостоятельно. Можно было кинуться к двери и попытаться убежать. Поступить, как поступили бы героини каких фильмов. Девушка героиней фильма не была. Однако в глаза мужчине смотреть не стремилась, слишком свежи были воспоминания от недавней проделки его приспешницы.
– Что ты здесь забыла?- усмешка скользнула по ее губам против воли. Этот вопрос был так похож на тот, что звучал в ее голове минут двадцать назад.
- Вам так хочется услышать ответ?- вопросом на вопрос. Да, где-то Мирэй понимала, что играет с собственной жизнью, но не могла ответить как-то иначе. Чтоб начать отвечать, нужно было испытывать к оппоненту хоть толику доверия. А доверия не было ни на грош.
Но почувствовав нечто странное, Рей все же произнесла:
- Скажем так, мне важно то, что я могу узнать лишь здесь. И я хочу с этим разобраться. У меня много вопросов, но нет ответов. У меня есть цель, но пока не нахожу возможности достичь ее,- девушка вновь замолчала, не считая нужным как-то объяснять свои слова и поступки.
«Себ…. Мой бедный Себ…»
[NIC]Мирэй Данри[/NIC][STA]Непосильное бремя - оставаться собой[/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/Id9Hf.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+2

6

Вампиры презирали людей, считали их своей едой. Им было плевать на то, что чувствует еда. О чем думает. И это вполне закономерно. Не все же люди жалеют бедную свинку, которую порезали, зажарили и съели на ужин.
Алан не разделял этих взглядов. Нет, он не относился к человеку, как к равному. Но не считал, будто говорить с ними не о чем. Люди во многом ограничены, всё, что у них есть, получалось упорным трудом. И за это, возможно, вампирам стоила быть терпимее к своей еде.
Он долго смотрел на девушку, оценивающим и холодным взглядом. Что она забыла здесь? К чему ей рисковать собственной жизнью и идти в место, где большинство видят в ней лишь ходячий бурдюк с кровью?
Ее ответ не понравился Алану. В который раз за вечер, мужчина едва сдерживал свою ярость. Как смеет она увиливать от ответа? Неужели не понимает, что сейчас на кону ее жизнь? И единственный, кто решил ей помочь, сидит перед ней?
Едва уловимое движение, и вот он уже стоит перед ней, смотрит сверху вниз, чувствует сладкий запах, столь пленительный для вампира. Многим новичкам требуются месяцы или даже годы, чтобы научить себя не поддаваться желанию впиться в мягкую плоть, только чуть уловив этот запах. Ему же сдерживать себя приходилось по иной причине. Ал был зол. Правда, не на нее. Это были отголоски той ярости, которую вызвал Франциско, а человеческая девушка лишь была поводов вновь зарычать и поддаться злости.
– Ты не поняла меня. Меня не интересуют туманные ответы, – он резко взял ее за подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. – Я хочу знать. Почему ты здесь? Отвечай!
Клэр, со скукой во взгляде наблюдавшая за девицей, вдруг оживилась и поддалась вперед. Она редко наблюдала своего начальника в гневе. Еще реже видела, как он дает ей волю. И сейчас хотела это увидеть, но Алан не собирался развлекать помощницу. Он отпустил девушку и сел обратно.
– Этот клуб принадлежит вампиру по имени Карл Нолрен. Но говорю с тобой я, а не он, потому как заведение находится на моей земле. И мне не хочется, чтобы завтра здесь рыскали ищейки и репортеры, выпытывая информацию об исчезновении…
– Мирэй Данри, – подсказала Клэр.
– Мирэй Данри, – повторил Алан и продолжил, всё так же нагло разглядывая девушку: – А если ты попадешься в руки неопытному вампиру, то тело полицая найдет быстро. И у меня будут еще большие проблемы в этом случае. Клуб придется закрыть. Ищеек заинтересует кровь в холодильниках. И они будут рыть, пока я не подкуплю шефа полиции, или пока меня не посадят, обвинив в чем-нибудь бесчеловечным. Мы не пускаем сюда людей. И Эндрю придется заплатить за столь ужасную ошибку. При чем независимо от того, что случиться с тобой. Так что отвечай мне, Мирэй, честно.  Иначе… я не люблю заставлять людей делать что-то против их воли, но мне не нравится то, что по клубу шастает стэйк на ножках. Потому если ты снова скажешь что-то глупое, я заставлю тебя рассказать мне всё, а затем забыть это. И о причинах, заставивших тебя сюда придти. Говори, – властно произнес вампир.

+3

7

Резкое движение. Он смотрит в ее глаза, ярость плескается в них. Но Рей вновь не страшно. Должно быть страшно, только отчего-то не получается бояться.
В его глаза нет жизни. Это странно, необъяснимо, даже немного дико. Руки мужчины холодны, как и все вокруг. Только сейчас Рей заметила, что в этом здании ужасно холодно. Никто не удосужился включить отопление, несмотря на позднюю осень. Здесь не было ни одного, кому бы нужно было это тепло. Все так просто и сложно разом.
– Я хочу знать. Почему ты здесь? Отвечай!- рука медленно поднялась, потянулась вперед, касаясь груди мужчины. Не было вибрации, которая должна была быть, если бы в ней стучало сердце.
«Почему? Почему оно не бьется, а он жив? Ходит… говорит… Думает… Действует! Почему он жив, а мой брат нет?!»
Злость полыхнула в разноцветных глазах. Кровь вновь закипела в венах, в артериях.
«Стучи… Ну же. Хоть раз! Пусть оно ударится хоть раз!»
И точно отклик на эту ярость. Давно мертвое сердце совершило пару стуков, отзываясь на ту силу, которой не было объяснения. И эхом на данное действие слабость поразила тело девушки, заставляя отступить, попытаться найти опору. Перед глазами все поплыло.
«Почему я здесь? Какая причина действительно достойна внимания, а не детская глупость?»
Вероятно, ее молчание слишком затянулось, раз знакомый незнакомец продолжил говорить. Он вообще на удивление много говорил, хотя его никто об этом не просил. Не вынуждал ночные кошмар воплощать в реальность.
– Этот клуб принадлежит вампиру по имени Карл Нолрен. Но говорю с тобой я, а не он, потому как заведение находится на моей земле. И мне не хочется, чтобы завтра здесь рыскали ищейки и репортеры, выпытывая информацию об исчезновении…- эта фраза заставила девушку вновь улыбнуться. Для чего ей знать такие подробности? Чтоб она испугалась и тут же раскрыла всю свою жизнь? Отдала себя в чужие руки? Чтоб вновь потеряла нечто важное?
Его угрозы лишь забавляли. Такой сильный, а опустился до подобной грязи. Ведь он сильный и умный, для чего же тогда поступает столь жалко и глупо?
Шаг вперед, пока Алан что-то продолжал говорить, выплескивая всю свою злость, играя в аристократа, перенесенного из прошлого в настоящее. Еще один шаг.
«Куда я иду? Зачем я туда иду?»
Пальчики скользнули по чемодану, мягко очерчивая его изгибы. Там что-то было… что-то, что притягивало девушку. Это влечение возникло неожиданно, в тот момент, когда по ее воли стукнуло давно мертвое сердце. Мирэй медленно опустилась на колени, продолжая ощупывать чемодан.
«Снова… Снова мой сон… Там табличка… наполненная слезами… Скрижаль, разбитый в горе….»
Вот теперь Рей испытала не просто страх, а ужас. Отпрянув в сторону от проклятой вещи, девушка стремилась стряхнуть с рук странные ощущения, напрочь забыв об Алане и его помощнице.
- Снова… Хватит… Я не хочу этого… Не хочу….- Мирэй вжалась в стену.
- Хочу лишь, чтоб он умирал! Долго, мучительно… Хочу, чтоб его агония никогда не кончилась!  Пусть его существование для него обернется вечной агонией! Не мой брат должен был умереть…
Страх отступил, как всегда неожиданно. Много. Она в своем бреду сказала слишком много. Очень медленно девушка подняла голову, чтоб столкнуться со взглядом демона, находящимся напротив нее.
- Я хочу уйти отсюда,- четко, даже немного дерзко, произнесла Рей, отчего-то не желая оправдываться, но чувствуя, что без разрешения ее никто отсюда не выпустит.
[NIC]Мирэй Данри[/NIC][STA]Непосильное бремя - оставаться собой[/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/Id9Hf.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+1

8

– Она сумасшедшая, – флегматично заметила Клэр, глядя на перепуганную девушку. – Может, мне ее просто выкинуть отсюда?
– Нет, – резко ответил Алан и вновь подошел к Мирэй.
Коснулся лица, но на этот раз не причиняя боль, не заставляя ее смотреть ему в глаза. Не собирался пугать, угрожать. Он нежно погладил ее по щеке, опустил руку вниз, коснулся шеи, чувствуя пульс. Бедное, напуганное дитя. Зачем ты пришла сюда? Алан приобнял ее за талию и потянул к себе.
– Хочешь кого-то убить? А хватит ли у тебя сил, если ты не можешь совладать с собой? – он наклонился, шептал ей в ухо, мечтая вонзиться клыками в горло, пить жадно ее кровь, пока сердце не остановит свой бешеный ритм. – А быть может, ты пришла сюда, не чтобы мстить, а умереть? Хочешь, я освобожу тебя от страданий? Хочешь, кошмар закончится?
Вампир посмотрел ей в глаза, подчиняя своей воли. 
– Знаешь, что будет, если человек выпьет кровь вампира? Нет, он не станет сразу проклятым созданием. Для этого нужно умереть. Ты умрешь, переродишься, станешь сильной, другой. Мирэй, хочешь этого?
Все же, хорошо, что она пришла сюда. Он не получил ответа на свои вопросы, но сможет развлечься. Это была игра, которая закончится так, как он пожелает. И мнение человеческой женщины здесь неважно.
– Клэр, закрой дверь с той стороны, – не отпуская девушку, произнес Ал. Он по-прежнему смотрел лишь на нее, даже когда дверь захлопнулась, не повернулся, не отпустил. Разглядывал, касался пальцами шеи, груди, как бы раздумывая, куда именно укусить. – Ответь мне, чего ты хочешь?

+3

9

Она смотрела в его глаза. Вновь это паршивое чувство, когда тело не принадлежит тебе. Ее мысли начали подергиваться пеленой чужих желаний, но как пусто было в той бездне, куда ее пытались утянуть.

Вокруг летали клочья снега. Облачком горячего пара срывалось с губ дыхание. Босиком по снегу, обжигающему похлещи раскаленных углей. Темнота, через которую ничего не видно. И что-то гонит вперед, не позволяя остановиться и задуматься над причиной этой пробежки.
«Остановись, Мира!»
Голос… Такой родной, такой любимый голос. Без него мир перестал быть ярким и нужным. Без него хотелось умереть, чтоб увидеть его вновь. Так называл ее только Себастьян. И девушка остановилась.
- Брат… где ты? Братик!- она заозиралась, беспомощно стала щуриться, стремясь понять откуда родился этот голос.
Тьма отступила. Еще бы один шаг, и Мирэй рухнула в пропасть, на краю которой сейчас стояла. А там, на другой стороне, беспечно свесив ноги вниз, сидел Себастьян. Сколько бы ни пыталась девушка не могла разглядеть его лица, хотя и не сомневалась, что он смотрит на нее.
- Уходи, Мира. Уходи отсюда. Я не для того умер, чтоб ты пошла за мной в эту бездну. Уходи…

Девушка вздрогнула, точно каждое прикосновение Алана причиняло ей боль, с горечью заглянула в его глаза.
- Вы мертвы… Вам не понять живого сердца. Хотите мою кровь? Хотите мою жизнь? Хорошо… Я отдам ее вам. Но только если вы уничтожите убийцу моего брата. И не дадите ему обрести в смерти покой. Нет. Пусть он будет существовать, но так, чтоб его жизнь была хуже смерти,- каждое слово точно удар,- Вы можете заставить его желать смерти. Что для вас чья-то жизнь? Вы ведь не видите во мне никого, кроме забавной игрушки. А если я сделаю так… Как вы поступите?
Ее ладошки легли на виски мужчины, и в следующий момент его голову как будто запихнули в микроволновку.
- Не нравится?- разозленная Рей оттолкнула от себя мужчину. Вероятно, ей не следовало так поступать, но какое право он имел ее принуждать к смерти? Кто дал ему на это позволение?
«Ублюдки… Чудовища… Бездушные твари… Да как вообще можно так существовать?»
Не сразу, но девушка поняла, что ее трясет в равной степени как от страха, так и от ярости. Разноцветные глаза смотрели на мужчину совершенно беспомощно, где-то даже наивно.
- Вы хотите узнать мой ответ? Знаете, каждый день, я просыпалась на рассвете, чтоб улыбнуться новому дню, чтоб услышать голос брата, чтоб понять, что мне приснился глупый кошмар. Что я не видела бездушную тварь, сжимающую брата за горло на крыше высотки. Я любила этот мир… Любила свой дом. Вы помните, что такое дом? Что такое любить кого-то? А помните, каким нежным бывает солнечный свет, что отражается в глазах того, кто смотрит на тебя с нежностью и теплом? Почему из-за таких тварей умирают те, кто был достоин жизни?
Рывок и Мирэй оказалась так близко от мужчины, заглядывая в его глаза, пытаясь увидеть там хоть что-то.
- Вам весело сейчас? Весело, когда мои щеки мокрые от слез, когда меня трясет от страха и ненависти? Вам нравится новая кукла? Хотите, я назову вас Хозяином? – и неожиданно тихим шепотом, на самое ухо вампира, обжигая горячим дыханием,- Что мне сделать для того, чтоб смерть моего брата была отомщена?
Ее голос был безжалостен, тих и отчего-то властен.[NIC]Мирэй Данри[/NIC][STA]Непосильное бремя - оставаться собой[/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/Id9Hf.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+1

10

Он схватил Мирэй за руку, по-прежнему чувствуя боль от ее прикосновения к вискам. Кто она такая?! Схватил, тряхнул и бросил на диван словно тряпичную куклу. На чтобы она не была способна, он сильнее. Он вампир. А она лишь жалкая человеческая девушка. Способная лишь огрызаться и нести чепуху.
– Не говори о том, чего не знаешь и не понимаешь. Ты считаешь меня чудовищем? А ты что-то знаешь обо мне? Я говорил с тобой как с разумным человеком, разъяснял причины своего поведения, почему плохо то, что ты здесь. Но нет, ты не слушаешь меня, не хочешь. Живешь в своем мире, притворяешься. Зачем? Потому что тебе не хватает брата? Все люди смертны. Мрете, словно мухи. Я хотел тебе помочь. Но вместо того, что принять помощь сильного, ты решила меня убить? Плохо стараешься.
О, как он был зол. Как ненавидел эту девчонку. Она не ответила на его вопросы, она не приняла его желание помочь, оградить от тех, кто жаждет ее крови. Не поняла. Повела себя странно, будто сумасшедшая. А теперь еще и причинила боль. Он, глупец, сдерживал себя, не хотел подчинять, не хотел причинять ей боль. По-своему пытался помочь. Но… Как говорят люди? Благими намерениями вымощена дорога в ад.
Алан навис над девушкой, держа ту за руки, прижимая к дивану. Сильный, властный. Она пыталась им командовать? Подобное вампир стерпеть не мог. Зарычав, он оголил клыки, чтобы затем впиться ими ей в шею. Кровь человека опьяняла. Пить ее – невообразимое удовольствие для вампира. Что человек испытывает в этот момент, не волнует чудовище. Он чувствовал, как вырывается под ним девушка, но он держал крепко, чуть ли не ломая ей кости, чувствовал, как сердце замедляется, дыхание перестает быть нервным. Как же сложно остановиться, как же хочется услышать последний вздох, последний удар сердца. Но в самый последний момент он нашел в себе силы, отстранился неохотно, отпустил ее руки.
По подбородку стекала ее кровь. Горячая, живая. Капала на одежду девушки. Он достал из кармана платок и вытер рот, скомкал и бросил на пол.
– Я не убью тебя, – сказал Алан, уже не похожий на монстра. Взгляд был спокоен, голос тих и обманчиво добрый. Вампир прокусил клыками запястье и приложил ее ко рту девушки. – Пей, – не просьба, приказ. – Пей!
Мирэй глотала жадно, так же как он до этого ее кровь. Кровь вампира для человека не меньший наркотик. И так же сложно остановиться. Он с силой дернул рукой, освобождая ее от цепкой хватки девушки. Затем встал, подхватил чемодан и, не оборачиваясь, вышел из комнаты.
– Проследи, чтобы она добралась домой, – обратился Ал к Клэр, стоящий у входа.
– Вам нужно умыться, – обеспокоенно заметила помощница.
– Ерунда, – отмахнулся он и направился к выходу.

Отредактировано Алан Крейн (2014-06-07 00:12:24)

+2

11

Непонимание странная вещь. Такая сложная и простая. Как понять то, что понять невозможно? Мирэй не хотела убивать, лишь показала, что не совсем беспомощна… Он опроверг ее доводы, бездушной, в своей манере, не дав ничего ответить, не желая услышать. Конечно, вероятно, и девушка поступила резко, но ведь он первый начал. Глупое и детское оправдание своего действия, поступка, внутреннего протеста.
Мирэй не считала его чудовищем, даже просила просто отпустить и забыть. Он решил поиграть. И в итоге стал чудовищем. А всему виной простое непонимание.
Было больно. Жизнь уходила с каждым глотком крови. Острая, не приятная боль. Вначале она рефлективно пыталась сопротивляться, но что могла простая смертная девушка против бессмертного монстра?
И в какой-то момент, на самой грани жизни и смерти родилось проклятие.
«Пусть твой голод станет неутолим. Пусть ты будешь желать лишь моей крови, а другая потеряет для тебя всякий вкус и свою способность заглушать твою жажду. И когда ты выпьешь меня всю, тогда начнешь медленно сходить с ума из-за невозможности насытиться!»
Между жизнью и смертью сила всегда наиболее мощная, а проклятия сильные. А уж когда он заставил выпить своей крови, то лишь усилил то, о чем едва ли подозревал.
Когда Алан покинул комнату, Рей начала сотрясаться от беззвучного смеха. Это походило на истерику, хотя, вероятнее всего, это ей и являлось.
Но вот вошла помощница Алана, без спросу спустила ее сначала вниз, после усадила в машину. Мирэй даже не удивилась, когда оказалась в своем районе у своего дома, напротив двери, что вела в ее квартиру. На автопилоте девушка открыла дверь ключом и вошла, прошлась до душевой, где смыла с себя кровь и грязь, а еще мерзкие ощущения прикосновений холодных и сильных рук. На запястьях не было синяков. Вспомнились ощущения от чужой крови во рту, что вынудили схватиться за зубную щетку и долго чистить зубы.
«Нельзя поддаваться отчаянью… Нельзя… я больше туда не пойду… И… Нужно переехать… у брата ведь был один очень близкий друг… Да… Нужно к нему…Попрошусь, он обещал поддерживать всячески…»
С такими мыслями девушка и легла на рассвете спать. До начала рабочего дня у нее была парочка часов, только бы будильник не проспать.

После работы, Мирэй спешила домой, ей предстояло собраться и отправиться к другу брата. Во время работы, она нашла минутку и позвонила мужчине, тот был не против, даже рад поделиться своей жилплощадью на время, пока девушка не найдет себе другое место жительства.
«Вечереет… И почему осенью так рано темнеет?»
Глядя в темное небо думала девушка, против воли ускоряя шаг.
«Все будет нормально… Никто ничего мне не сделает. Да и зачем им ждать меня у дома? Глупость какая…»
[NIC]Мирэй Данри[/NIC][STA]Непосильное бремя - оставаться собой[/STA][AVA]http://s1.uploads.ru/Id9Hf.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]

+1

12

Альтернативная игра закрыта
http://forumfiles.ru/files/0012/8d/62/42685.png

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC