Доминион - По праву силы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Земли Аридара » Гробница Снежного Вестника


Гробница Снежного Вестника

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s3.uploads.ru/kObyn.png
Если подниматься по бесконечным ступеням, вытесанным в камне, от отрогов Аридарих гор к вершине, укрытой вечными снегами, можно выйти к узкой тропе, бегущей над пропастью вдоль отвесной стены, которая приведет ко входу в гробницу легендарного Снежного Вестника. Место это священно и почитаемо для каждого аридарца. В любое время года здесь можно встретить кого-то из паломников, которые ухаживают за гробницей. Они добавляют ароматические смеси в широкие каменные чаши, питающие масляные светильники, меняют свечи, которые освещают внутреннее помещение гробницы, и натирают до блеска каменный саркофаг, воздвигнутый прямо на алтаре Эдвера.

0

2

Цитадель Кас-Талиара http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
22 число месяца агни, 1270г.
Ночь.

Все время, пока Шетланд торопливо и сбивчиво рассказывал о произошедшей трагедии, а слуги быстро и сноровисто облачали наследника Аридара в жемчужно-белый плащ и водили гребнем по длинным прядям белых волос, Медерик стоял неподвижно, глядя перед собой холодным, отстраненным, ничего не выражающим взглядом. И было не понятно, слышит ли он вообще своего помощника, или думает о чем-то своем. Медерик принял из рук телохранителя церемониальный меч, Лигар, спросил, обратившись к Дейну:
− Где Эрцо?
− Покинул цитадель накануне вечером.
Тускло блеснув, Лигар наполовину вышел из ножен. «Найти и казнить». Нет, эти слова не сорвались с губ Медерика. Эрцо присягал на верность Кас-Талиару, но был верен одному-единственному человеку – Доминику. И мальчишка это знал, используя демона, как доверенное лицо. Знал и Медерик. Но не приставил к сыну другого телохранителя, как настаивал Дейн, просто понимая, что Доминик воспримет его, как соглядатая, и закроется еще больше. Доминик не мог покинуть цитадель, а здесь ему ничего не грозило. Во всяком случае, Медерик был в этом уверен. До сего дня. Сталь вернулась в изукрашенные ножны. Медерик развернулся и вышел из своих комнат.
Он спустился по широкой лестнице во внутренний двор цитадели, отгородившись от всего мира глухим ментальным блоком. Дождь не утихал, но теперь был спокойным. Обреченным. Медерик протянул руку, поймав на ладонь по-летнему теплые капли.
– Милорд…
К нему подвели присмиревшую Халишу, и Медерик вскочил в седло, пустив лошадь легкой рысью. Он лишь на секунду задержался у резных носилок с открытым саркофагом своего сына, бросил на него короткий, мимолетный взгляд. Белый шелк ткани, укрывшей тело Доминика, промок и отяжелел, обрисовав контур его тела. Дождевые капли стекали по лицу и волосам. Медерик тронул повод и проскакал к своему месту во главе погребальной процессии. Через несколько минут к нему присоединился Эдгар Кас-Талиар на белоснежном аридарском жеребце, в таком же белом плаще, какие носили все представители Кас-Талиара во время торжественных церемоний. Ричард и остальные члены семьи следовали позади, сразу за саркофагом. Тоскливо пропели трубы и ворота цитадели распахнулись второй раз за этот день.
Глашатаи уже разнесли горестную весть, и центральная площадь была запружена народом и гудела, как растревоженный улей. Но стоило появиться погребальной процессии, наступила тишина. Лишь цокали по камню копыта лошадей, и звякала сбруя. Сопровождаемые скорбным молчанием, всадники Кас-Талиара пересекли площадь до открытой цепи магических порталов, что уводила через долину и лес Гролди к самым вершинам Аридарских гор, к Гробнице Снежного Вестника.
Ветер здесь был обжигающе холодным и злым. Он сек ледяной крошкой людей и коней и выл, как живое существо, преисполненное тоски и страха. В сгустившихся сумерках широкие каменные чаши зажженных огней светящей змеей уводили процессию к подножью гигантской статуи, высеченной в камне над входом в Гробницу. Паломники встретили процессию в главном зале с высокими сводчатыми потолками, теряющимися в беспросветной тьме, и приняли на руки каменный саркофаг Доминика. Его перенесли к подножью алтаря и позволили членам семьи проститься с наследником.
Эдгар, а за ним и Медерик подошли к алтарю и оба преклонили колено. Лигар, легендарный меч Снежного Вестника, рассек запястье Медерика и его лезвие обагрилось древней кровью, пролитой на алтарь как подтверждение того, что Доминик имеет право быть похороненным здесь по праву рождения и по праву крови.

http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Цитадель

Отредактировано Медерик Кас-Талиар (2014-03-27 09:41:07)

+6

3

Цитадель Кас-Талиара http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
22 число месяца агни, 1270 год
Ночь.

Даже лошади, кажется, чувствовали всеобщую атмосферу уныния, царившую в траурной процессии, выехавшей из стен цитадели. Смотрели жалобно и печально, словно силясь сказать слова утешения, но не могли их отыскать. Только размеренно цокали копытами в наступившей скорбной тишине.
Туда, в горы, где на заснеженной вершине располагалась древняя гробница легендарного героя. Где ветер пронизывал Элизабет до самых костей и больно бил по глазам, отчего хотелось закрыть их и тоже остаться здесь навсегда. Только девушку никогда бы не похоронили рядом со Снежным Вестником. И не потому, что в ней не достаточно старшей крови, а потому, что вскоре её отдадут в другой Дом, где пройдет её жизнь. Где мысли об этом дне подернутся слабой дымкой воспоминаний. И почти ничего не напомнит ей о настоящем.
Сущее... оно как вода, пробегающая сквозь пальцы, как этот ветер. Силишься его поймать, остановить, запечатлеть в чем-то осязаемом... но оно уже убежало. Ускользнуло, мерным ходом секунд. А ты торопливо и неловко ловишь новое мгновение, и снова - тщетно. Оно в прошлом. Ещё недавно она горевала об отъезде матери, потом об отъезде отца. Теперь она провожает Доминика в чертоги богов и уже тоже начала по нему тосковать. Доминик же, наверное, умирая, поймал свое прошлое и настоящее в охапку и унес с собой. Это все, что у него осталось. Все, что им осталось от него... Прошлого не вернуть, впереди только тьма. Настоящего не существует.
Внутри гробницы в нос ударил резкий запах ароматических свечей и масла, отчего Лиз покачнулась и ухватилась за рукав Тальвара. Когда Медерик резанул запястье ритуальным мечом, она впилась в его руку с отчаянием и силой. Подняла взгляд на целителя, словно извиняясь и слабо попыталась улыбнуться. А потом вскинула голову и порывисто подошла к наследнику, подняла руки, чтобы взяться за его ладони, но отдернула, опустила в бессилии. Нельзя.
- Мне так жаль... мне, - захлебнулась в этих банальных фразах и своих мыслях. Утонула в его глазах, где плескалась такая боль, что казалось, будто невозможно её заглушить всеми словами мира. Боль не от пореза на руке. Это вылечит оракул. А кто вылечит его сердце?
Элизабет хотела ещё что-нибудь сказать... хорошее, теплое, но сникла и отошла. И в сочувствии должна быть мера.
Мама когда-то говорила, что если человек уезжает, то это может оказаться непоправимым. Хлопает дверью, и это тоже бывает непоправимо. Любое предательство непоправимо. Подлость непоправима. Вероломство непоправимо...
Нет, это всё был пустой разговор. По-настоящему непоправима только смерть.
http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Цитадель

Отредактировано Элизабет Кас-Талиар (2014-02-20 13:25:08)

+4

4

Комнаты Даниэллы и Ричарда http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
22 число месяца агни, 1270 год
Ночь.

Торжественное шествие. Облаченная в ритуальные белоснежные одежды процессия, двигалась в гору, сопровождая открытый саркофаг, с укрытым белоснежным саваном телом Доминика. Шедший едва ли не в самом конце процессии Тальвар, старался не смотреть в ту сторону, хотя бы потому, что ему нужно еще поддерживать Элизабет. Девушка еле переставляет ноги, да и двигается как сомнамбула,  уйдя куда-то глубоко в себя.
Однако, совсем не все получается так, как хочется – иного выбора, кроме как смотреть вперед  у целителя просто не было, а в этом случае саркофаг с белоснежным шелковым покрывалом всегда попадала в поле зрения.
К угнетающему виду, добавлялось не менее угнетающие звуки, точнее практически их полное отсутствие. Похоронной процессии аккомпанировали только цокот копыт лошадей и звякающая сбруя, да еще иногда добавлялся вой злого, ледяного ветра, бьющего в лица идущим людям, ледяной крошкой. В такие моменты , травник, пользуясь благовидным предлогом, с облегчением прикрывал глаза,  растворяясь в ощущениях острого ледяного ветра и бьющей в лицо ледяной крошки.  Однако, и этот момент заканчивался, разозленная стихия успокаивалась на время, и снова перед глазами мелькали белые фигуры и белый саван. 
В отличие от ущелья, через которое лежал путь в гробнице, внутри последнего пристанища лордов Аридара было тепло, даже жарко, от многочисленных свечей и тлеющих благовоний, а может, так просто казалось уставшим людям.  Тальвар с удовольствием втянул густой, тяжелый запах, с удовлетворением отмечая, что к похоронам Младшего наследника на хорошие благовония не поскупились, и ободряюще сжал руку покачнувшейся Элизабет – зря все-таки она пошла сюда, ей бы стоило остаться в комнате и отдохнуть. Слишком это тяжелое зрелище, да и какое вообще, к черту зрелище, может быть на похоронах?! Впрочем, это личное дело миледи, и Тальвар, по своему обыкновению не собирался лезть с советами.
Увлекшись размышлениями, целитель пропустил тот момент, когда девушка оказалась возле лорда Медерика, пытаясь выразить ему свои соболезнования. И опять Тальвар не стал вмешиваться, лишь на секунду встретились глаза двух людей – этого вполне было достаточно им обоим. К дьяволу громкие слова! Наследник Аридара итак прекрасно понял, что чувствует семейный травник.  Или почти понял, в конце концов, нелюдимый и угрюмый травник семейства Кас-Талиар так ни с кем и не сблизился за все время работы в цитадели, и вряд ли смерть Доминика подтолкнет его к таким подвигам.
http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Цитадель Кас-Талиар. Комнаты травника

Отредактировано Тальвар Джелонг (2014-03-30 21:42:15)

+2

5

Комнаты Доминика и Даниэля http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
23 число месяца агни, 1270 г.
Ближе к рассвету.

Хуже безумца-ветра, устраивавшего дикие пляски в грозовом небе над цитаделью, оказался только его ледяной собрат из Аридарских гор. Жестокий,  яростный, то толкающий в грудь кинжально-острыми порывами, то бьющий наотмашь по щекам колючей ладонью. Он кусал за пальцы, тщетно пытающиеся удержать рвущийся с головы капюшон, юркой гюрзой нырял под плащ, чтобы разлиться по телу отвратительной зябкой дрожью. Казалось, он проникал в саму суть человека, покрывая его чувства и эмоции седым инеем.
Но только благодаря ему и удавалось не дать себе раствориться в сумрачной атмосфере, витающей среди участников  погребальной процессии. Танцующий огонь в каменных чашах, негромкий перезвон лошадиной сбруи, шорох шагов, вплетаемый в перестук копыт, и густой ночной мрак, что окутывал людей и звуки тяжелым бархатным одеялом – всё это будило в Каделе некое чувство неестественности, нереальности происходящего. Пьянящее ощущение сюрреализма, которое иногда испытываешь во сне, где творится нечто, из ряда вон выходящее, превратило его из участника в стороннего наблюдателя. Он находился среди скорбящих людей, но не мог разделить их чувств. И дело было вовсе не в черствости или безразличии.
Слова сочувствия шуршали сухими листьями. Возможно, ему тоже следовало что-то сказать, когда он подошел к Медерику, чтобы излечить рану на его запястье, оставленную Лигаром. Казалось бы, что может быть проще? Однако подобрать нужных слов так и не удалось, а повторять то, что было произнесено уже не один десяток раз казалось бессмысленным. К чему эти пустые, затертые фразы, в которых и искренность почти не разглядеть?
Не знаешь что сказать? Молчи. За тебя всё скажут глаза или рисунок эмоций на твоём лице.
И помня об этом, Кадель впервые позволил себе не закрываться от других. Хмурое равнодушие истаяло, в изломе бровей проявилась тень вины. Видя горечь потери в глазах Медерика, слезы Элизабет, золотистыми искорками мерцающие в тусклом свете, чувствуя разлитую в воздухе скорбь, Кадель испытывал вину. Легкую, едва ли ощутимую, но неприятно зудящую. В какой-то степени, переживание этих людей и происходящее здесь было результатом и его действий… Другие могли трактовать его эмоции по-своему, как им только угодно, но для самого оракула вина была очевидна, пусть и не осознанна до конца.
Но скоро и её не станет. Совсем скоро. То письмо, которое он отправил в Данмар еще до подготовки Доминика к погребению, наверняка, уже дошло до адресата, а значит, время в песочных часах уже начало таять.

А когда люди покинули гробницу, тихими белыми фигурами растворившись в ночи; когда ветер, с остервенением заметавший их следы, наконец, подрастерял свою злость; когда глубокая синь ночного неба стала блекнуть на востоке, а в движениях паломников появилась утренняя размеренность и мягкость, на тропе, ведущей к гробнице, появился демон…

+1

6

Через Данмар http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
21-22 месяца агни, 1270 год.
Эрцо изнывал от ожидания, проводя всё время в тесной комнатушке на постоялом дворе Данмара. Он готов был лезть на стену, неизвестность сводила с ума. Но внешне демон оставался спокойным. И не потому что его кто-то мог увидеть. Дверь была заперта, а всех служанок, желающих выполнить любой приказ (почти любой) доброго господина, демон прогнал.
Он не мог. Не должен был нервничать и поддаваться сводящей с ума панике. Тем более что поводов для нее не было. Пока не было.
Но что если...
Демон вздохнул и достал из своей сумки книгу. Следовало отвлечься. Неизвестно сколько еще ждать письма от Каделя. А такое состояние до добра его не доведет.
И на следующий день письмо пришло. Торопливо разрываю бумагу пожелтевшего конверта, Эрцо вытащил исписанный аккуратным почерком оракула лист и принялся читать, быстро, перескакивая через строчку. Прочитав письмо, Эрцо сжал конверт в кулаке и перечитал. На этот раз никуда не спеша. Медленно, вчитываясь в каждое слово. А затем опустился на стоящий у кровати стул.
– Мертв.
Его хозяин был мертв.
23 число месяца агни, 1270 год.
Ближе к рассвету.

Возвращение в Кас-Талиар было для него мучительным. Мысли о том, что он подвел наследника, не покидали демона. Но что именно случилось, он нее знал. Доминик не выдержал ритуал? Или кто-то убил его? Всю дорогу Эрцо только и думал, что об этом. Но, когда он увидел у гробницы Каделя, ему в голову пришла другая мысль. А что делал оракул? Почему не уберег? И мигом вина была переложена на бастарда. А демон... а демон выполнял лишь приказ.
Поприветствовав Каделя кивком, Эрцо пошел вслед за ним вглубь к гробницы. Туда, где стоял саркофаг наследника. Пока еще сдерживая свой гнев, демон следовал за оракулом даже не спросив ничего. С момента из встречи тот вообще ничего не сказал. Но как только они оказались скрыты мраком гробницы и остановились возле саркофага, телохранитель Доминика схватил оракула за грудки и посмотрел ему прямо в глаза. Некоторое время он молчал, раздумывая, убить его сразу или дать возможность объясниться. Но желание знать всё о произошедшем было сильнее. Он отпустил, остававшегося спокойным оракула, отвернулся и наконец заговорил, охрипшим голосом:
– Что случилось? Как... он умер?

Отредактировано Эрцо (2014-03-09 13:26:16)

+3

7

Байки о демонах были частью элтинорского фольклора, который пронизывал детство каждого, чтобы после эхом отзываться в подсознании уже взрослого человека. Деревенские легенды часто делали демонов охочими до крови безумцами, прочно закрепляя в маленьких головенках образ настоящего монстра. В красивых же книжках, популярных у знати, имелись истории, где выходцам Энфера приписывали даже лавры героя, что, впрочем, не умаляло их жестокости. Но через все эти сказки предупреждающей кроваво-красной лентой тянулась одна мысль: демонов следует опасаться. Они существа иного мира, иного толка, безоговорочное доверие к которым может стать роковой ошибкой.
Возможно, по этой причине в умах многих людей сидела неосознанная, иногда непонятная даже им самим тревога. Напряжение, ставшее отзвуком детского испуга. Кто-то замыкался на этом, пронося через всю жизнь, а кто-то предпочитали жить своим умом, не оглядываясь на детские страхи.
Кадель относился ко второму типу людей. Некогда прочитанные книги об Энфере и населяющих его существах позволили ему если не понять их природу, то хотя бы принять творения Тени, чтобы научиться поворачиваться к ним спиной без параноидальных опасений за свою жизнь. Но в некоторые моменты, надо признаться, он всё же испытывал напряжение…
Особенно, когда от демона, идущего за тобой, явственно исходит злость. Дышит в затылок кинжальным холодом, колет между лопаток рассерженной сталью. Оракул невольно вспомнил холодный приветственный кивок, адресованный ему демоном, и пожалел, что не разглядел тень раздражения еще тогда. Возможно, удалось бы решить эту проблему сразу, не дав Эрцо распалить свой гнев до размеров лесного пожара.
И стоило им остановиться, как Эрцо резким, властным движением ухватил оракула за грудки. Вполне ожидаемо, учитывая мрачное настроение, в которое тот погружался с каждым сделанным шагом. Кадель спокойно взглянул ему в лицо, чуть вздернув подбородок, вопросительно приподнял бровь. Глаз демона он не видел − тьма затопила глазницы, лишний раз подчеркнув чужую природу их обладателя, − но зато чувствовал взгляд. Яростный, пытливый взгляд демона.
Эрцо колебался. Боролся между своей сутью и здравым смыслом. Молчание затягивалось, и Кадель не смел нарушить его первым. Во-первых, у него не было никакого желания пытаться образумить вспылившего демона, а во-вторых, тот и сам мог прекрасно с этим справиться.
Наконец, Эрцо разжал пальцы и отступил.
– Что случилось? Как... он умер? – голос его, и без того хриплый, звучал сейчас еще более надломленным.
Кадель коротко глянул на демона, одернул одежду и, явно не спеша с ответом, шагнул к саркофагу молодого наследника.
− Несчастный случай на тренировочной площадке. Стрела в сердце.
Оракул откинул белую шелковую ткань, укрывавшую Доминика, невольно оглянулся на вход в гробницу. В тот же миг в голове вспыхнуло совершенно ненужное, лишнее сейчас напоминание, что где-то неподалеку находятся паломники и их неожиданный визит может разрушить всё.
И этого оказалось достаточно.
Кадель прикрыл глаза, попытался собираться с мыслями, но те отказывались подчиняться его воле. Кружились обезумевшими от яркого света мотыльками, рассыпались горстью сухого снега. В отчаянный круговорот забредали другие, совершенно ненужные мысли, разбивали едва собравшуюся цепочку, и начиналось всё сначала. Не открывая глаз, не желая терять время, оракул раздраженно мотнул головой, словно отгоняя от себя что-то, и негромким, едва различимым шепотом воззвал к Инатель.
Золотистое сияние нерешительно пробилось из-под его ладони, замершей на груди Доминика, растеклось по белоснежному шелку. Неожиданно в мерцании что-то изменилось: колючие лучики налились ровным, уверенным светом, расцвели пышными лепестками причудливого цветка. В ответ на эти изменения по телу молодого наследника прошла дрожь, отозвавшаяся в его горле коротким хриплым вдохом, дрогнуло сердце, лихорадочно вспоминая свой привычный ритм. Кадель открыл глаза и, чуть помедлив, убрал руку, под которой умирающими угольками гасло золото сияния…

Отредактировано Кадель (2014-03-10 16:18:55)

+4

8

Цитадель Кас-Талиара http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
23 число месяца агни, 1270 г.
Ближе к рассвету.

Свет взорвался яркой вспышкой под веками, сердце стукнулось, вспоминая свою работу. Боль разлилась по нервам, напоминая Доминику очертания собственного тела. Тьма, так нежно и мягко качающая в своих объятиях, вдруг отвергала его, короткой конвульсией отдавая во власть света.
Доминик всхлипнул, широко распахнул глаза и тут же пожалел об этом. Темнота отступила, и мир приобрел слишком четкие черно-белые очертания с резко расчерченными границами. Первый вздох вызвал рвущую боль в груди, но не дышать он уже не мог.
Доминик рывком бросил свое тело вперед и закашлялся, свесившись через край каменного саркофага. Безумный, непонимающий взгляд метнулся по лицам демона и оракула, смутно отмечая детали нового мира. Высокая серая арка каменного свода, беглые тени на стенах, неровный свет чадящих огней в каменных чашах. Предательски дрожащие руки и нервный, хриплый смех, отраженный от каменных стен многократным эхом.
Он был жив! Было больно, холодно до безудержной дрожи, но счастливая эйфория переполняла его, щедро выплескиваясь в пространство, проливаясь животворным бальзамом на нервы Эрцо. Каделю же, лишенному возможности ощутить всю глубину охватившего Доминика восторга, досталось короткое пожатие холодных, словно лед, пальцев наследника и уже осмысленный, полный молчаливой благодарности взгляд.
Все получилось. Смерть, воскрешение, летаргия, пробуждение. Доминик не помнил ничего, кроме неимоверного внутреннего напряжения и предсмертного ужаса. Но он был жив. И он был за стенами цитадели. Благословенна будь печать Данмара. Благословенны будьте маги, считающие своим долгом писать историю Элтинора на мертвом языке рун во имя того, кто дал миру «Мистериум».
Частое, хриплое, неровное дыхание. Как не хватало горьких настоев Тальвара, чтобы прийти в себя, обрести былую уверенность, не чувствовать себя таким беспомощным, дрожащим и слабым. Слабость – непозволительная роскошь. Рано, слишком рано торжествовать победу. Особенно, если знать, против кого играешь.
Доминик вскинул голову, уже не замечая что тонкий белый шелк его рубашки сначала промок, потом оледенел, а пряди светлых волос смерзлись сосульками. Сердце сбивалось на безумный, хаотичный ритм, заставляя Доминика хватать холодный воздух ртом, как бывает, если погружаться в воду слишком глубоко и надолго. Это мешало произносить длинные фразы.
– Эрцо. Ставь портал, нам надо убраться в Данмар… до того… как кто-нибудь сообразит… что происходит. Кадель, помоги мне выбраться.
Доминик вцепился в руку оракула и сделал первый неуверенный шаг. Тело протестовало, но слушалось, принуждаемое к действию волей хозяина.
– Нужно закрыть саркофаг.
Когда паломники поймут, что саркофаг пуст, в Кас-Талиар отправят гонцов. Гробница Снежного вестника была святым местом. Считалось что хотя бы часть пути сюда нужно преодолеть пешком, потому магов, облегчающих паломникам подъем в горы, здесь не было, и Доминик рассчитывал, что на это у них уйдет несколько дней. Вполне достаточно, если использовать это время с умом. Но чем позже обнаружится его исчезновение, тем лучше.
Доминик выпустил руку Каделя и опустился на колени, сотрясаемый крупной дрожью. Зябко обхватил себя за плечи и мотнул головой в сторону алтаря, пресекая попытку помочь.
– Быстрее. У нас мало времени.

http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Данмар. Особняк Меллари Нардера.

Отредактировано Доминик Кас-Талиар (2014-03-13 10:32:30)

+6

9

Оракула от неминуемой гибели спасало лишь то, что он не спешил с разъяснениями. Будто не боялся того, что демон не отличается терпением и добротой. О, как сильно Эрцо желал схватить за шею и бросить этого человека на холодный каменный пол. Пару раз. Пока у него не остановится сердце. Но Эрцо ждал. Скрепя зубами и изнывая от неизвестности и злости.
Он молча смотрел на то, как Кадель неторопливо подошел к саркофагу, как сбросил тонкую белую ткань, которой был накрыт его лорд. Оракул казался демону старой черепахой, настолько он всё медленно делал. Короткого объяснения случившегося Эрцо явно было мало, но тот молчал. И ждал. Но когда из ладоней оракула полился золотой свет, а наследник откликнулся на магию светлой богини, судорожно вдохнув и открыв глаза, в объяснениях пропала всякая необходимость.
Он жив. Его мессир жив. И теперь смеялся. Эрцо чувствовал всё то, что испытывал сейчас маленький лорд. И от этого стало легче. Он уже не хотел убивать оракула, правда, от желания, пару раз стукнуть об крышку саркофага, удержаться было сложно.
– Мессир, – не скрывая своей улыбки и радости, демон поклонился.
Однако Доминику было не до того.
– Эрцо. Ставь портал, нам надо убраться в Данмар… до того… как кто-нибудь сообразит… что происходит. Кадель, помоги мне выбраться.
Телохранитель кивнул, и тут же принялся исполнять приказ. Он беспрекословно подчинялся этому человеку, хотя в первую очередь ему хотелось дать лорду теплый плащ, а уж потом ставить портал. Но Доминик был прав.
– Быстрее. У нас мало времени.
Сияющая дыра в пространстве могла привлечь ненужное внимание. Потому как только он был установлен, демон кивком велел оракулу увести через него милорда, а сам задержался ненадолго, чтобы закрыть саркофаг и скрыть следы их присутствия. Демон мог лишь предполагать, что сделает Медерик когда поймет что же произошло на самом деле. Но знал, ничего хорошего это им не сулит, если они не поторопятся и не уйдут отсюда как можно дальше. Но сначала Данмар. Демон оглядел гробницу, убеждаясь что никто не наблюдал всё это время, и шагнул в портал.
http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Особняк Меллари Нардера

+3

10

Живой…
Хриплый смех Доминика пойманной птицей заметался под каменным сводом, путаясь в вязкой темноте, как в силках. Этот звук, на миг показавшийся неуместным и диким, стал для Каделя глотком свежего воздуха, спугнул сидевшее в груди напряжение. Вот теперь можно было расправить плечи и перевести дыхание. Прогнать прочь чувство вины, исподтишка покалывающее под сердцем.
В ответ на благодарный взгляд юного наследника, оракул мягко кивнул, едва сдерживая рвущуюся с губ улыбку. Осознание того, что самое опасное, непредсказуемое действо обернулось для них успехом, будоражило, но разум не давал мыслям разбежаться в хмельном угаре. Рано праздновать полную победу.
– Эрцо. Ставь портал, нам надо убраться в Данмар… до того… как кто-нибудь сообразит… что происходит, − торопливо и отрывисто велел Доминик. − Кадель, помоги мне выбраться.
Холод уже давно бил оракула по нервам, выстудив запястья, но даже с учетом этого, прикосновение юного лорда отдалось в руке ледяным уколом. Кадель недовольно сцепил зубы. Молодой организм работал на износ, пытаясь оправиться после возвращения из мертвых, а заодно не дать холоду вгрызться слишком глубоко. В таком состоянии не подпустить к себе лихорадку – задача не из легких. И тут весьма кстати пришелся бы один из мерзких настоев Тальвара или, на худой конец, крепкий алкоголь. А пока спасеньем были мысли о другом, более важном.
– Быстрее. У нас мало времени.
Подчиняясь воле демона, пространство дрогнуло, пошло рябью и почти сразу же брызнуло магическим светом. Кадель оглянулся на Эрцо и поймал его кивок в сторону портала. Не теряя больше времени, оракул сдернул с плеч свой плащ, накинул его на Доминика и помог тому подняться. Вряд ли ткань плаща поможет согреться, скорее, создаст иллюзию тепла. Но это было лучше, чем ничего.
Уже делая шаг в портал, Кадель почувствовал, как холод гробницы толкнул напоследок в спину, тут же испуганно отпрянув.

http://s3.uploads.ru/e2jWb.png Особняк Меллари Нардера

Отредактировано Кадель (2014-03-15 03:54:07)

+2


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Земли Аридара » Гробница Снежного Вестника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC