Доминион - По праву силы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Цитадель Шотли » Внутренний Зал


Внутренний Зал

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Хитрую ловушку Инги Лорд Ромул явно "прочитал" не напрягаясь и на провокацию не купился. А жаль, идея отдать Шотли мошну Саларров - и весело проводить время  дотируя последних на набеги и иногда посылая и свои отряды, чтобы жизнь малиной не казалась, виделась Ингвару весьма свежей. Другое дело, что он-то тут без году неделя и все эти земли только на карте и видел, а Ромул тут живет. Ему, видать, все такие уловки видны как пятно на белой скатерти опытному дворецкому - издалека. И эта лажа, кстати, лишний раз доказывает, что щенок еще Ингвар неоперившийся, не смотря на всю браваду. Опыта не хватает, опыта-с.
Ну и ладно, все равно своего мы достигли. Значит, кто хорош? Правильно, Ингвар хорош.
А Ромула он недооценил. Его лордство легко встало и пожало какому-то зарвавшемуся послу руку. Да и еще рассказать дальнейшие планы свои не побрезговало. Которые, естественно, были внимательно выслушаны. Значит, брак с домом Саларр? Ну что ж, посмотрим, как тебе это удастся, дорогой наш.  Доченьки-то у Паука юркие - глядишь и убегут из-под твоей опеки раньше, чем ты успеешь защелкнуть на них кандалы. А мы им в том и поможем. И нарушением договора это не будет, ведь мы обещали тебе лишь не помогать Саларру - не помогать Саларрам мы тебе ни разу не обещали. 
С другой стороны, если бы был шанс повернуть тебя против Шаддов, или, хотя бы, создать им альтернативу... Возможно тогда бы поступили и иначе. А так, все, что присоединишь ты, присоединиться и к Шаддам, что явно не в интересах Дома Дирон.  Хотя, все это будет решать лично Лорд Дирон. Ингвар, хоть и был старшей крови, лезть в дела вершителей судеб не собирался - сьедят не поморщившись. Нет уж, мы лучше по тихому тут посидим - целее будем.
- Рад, что вы сочли возможным поделиться со мною своими планами, лорд Шотли. - ответно пожал руку Ромула Ингвар. Улыбнулся, глядя прямо в глаза собеседнику. - Надеюсь, вы простите мне эту маленькую попытку схитрить и так же надеюсь, что вы сладите с паучками.  Дом Дирон будет с интересом наблюдать за этим.
Отступив, Дирон низко поклонился хозяину - в Шотли такие поклоны называли, кажется, "подметающими".
- Ваша милость, не будет ли, кстати, наглостью с моей стороны просить вас о средстве передвижения? Я отдал свою лошадь вашим воинам, а пешком передвигаться все же долговато. Засим, разрешите еще раз выразить мое восхищение вашим талантом политика и умением договариваться с людьми, после чего отбыть. Мне еще все же нужно отписать дяде о исходе наших переговоров и прибыть в Рейнир в трехдневный срок.  Был действительно рад встретиться с вами, милорд, успехов вам в выполнении задуманных переговоров. - еще раз поклонился Колючка. Спина, авось не отвалится, а реноме надобно держать. Раз уж поставил себя тут шутом, который искренне пытается выгадать свой интерес, пускай корявенько, косенько, но открыто - поддерживай его.   Тем более, если ты, по сути, получил то, зачем приезжал.  "Дироны не были бы Диронами, если бы не умели переломить самую безнадежную ситуацию"- говаривал дядя. Кажется, Ингвар таки Дирон.

Лошадь, кстати, вернули, как и обещал лорд Шотли и даже выпустили из крепости пожелав счастливого пути. Увлеченно лавируя улочками города Ингвар пришел к выводу, что колесики завертелись.  Если Ромулу удастся уговорить Шадда на локальную заварушку - Дироны получают передышку и возможность договариваться  с Корн-Терионами на своих условиях, к тому же, при все уважении к Саларрам, их земли вряд ли стоят Отора и Тауда. Кроме того, в долгосрочной перспективе будет легче договариваться о мире и, при сложившихся обстоятельствах, можно будет говорить о победе Диронов. Конечно не о той, о которой думали еще месяц-другой тому, не о разгроме и разделе, но все же - о победе, ведь как еще назвать выход из окружения с сохранением войск? Если же Ромулу не удается уговорить своего сюзерена - Дироны получают войну на два фронта и изо всех сил бегают, чтобы превратить ее в более глобальную. Хотя бы пару акций со стороны нейтральных домов были бы бесценны, в том числе, с точки зрения оплаты. Положительный результат, конечно, гадательный, но попробовать можно. К тому же, помощь со стороны Риффов позволит связать Корн-Терион, а заварушка чисто "Дирон в правом углу против Шадда в левом углу" невыгодна никому, а значит - быстро закончится. Следовательно, задача на момент сейчас - минимизировать потери.
Крик, похожий на орлиный, прервал размышления Ингвара. Над дорогой кружила, все снижаясь, птица похожая на орла и на ястреба одновременно.  Любимый дядя изволил вспомнить о посланном племяннике и прислать с каргором новые инструкции. Кто бы еше это мог быть, кроме лорда Ателеса? Увидев Инги посланец хрипло крикнул и спикировал к нему. Усевшись на плечо и попутно, чисто машинально, проколов толстую кожаную куртку, птица позволила отвязать от лапки небольшой деревянный тубус с письмом - чтобы не промокал в дождь и не повредился даже при падении.  Каргор не улетал, значит, ждет ответа. Ну-с, что нам пишет дорогой родственник?
Прочитав письмо Ингвар выругался. И еще раз. И еще. И ругался долго и грязно, благо, стоял он на обочине дороги и очевидцев такого непосольского поведения не было. Ну это надо же! Нет, ну это надо же! Сколько думали, высчитывали, договаривались, планировали - и все это пошло прахом в одночасье. И из-за кого - из-за двух молодых магов, которым вздумалось прогуляться по приграничью. Идиоты. И он тоже идиот, ведь по его вине они пострадали. И Сарид тоже - он отправил в атаку воинов. И Ромул - он туда послал этот молодняк. И внезапно появившиеся наследнички. И... И вообще, все человечество, кажется, тоже.
Итак, война. Она все-таки настала и, заодно, уже подгребла под собой Дом Рифф. Кто знает, что они задумали сделать с ним, но вряд ли родственники Бертольда, равно как и Малые Дома это спокойно примут. Они, как-никак, исконные враги дома Корн-Теорин и все идеи, происходящие от оных встречают в штыки на уровне, буквально подсознательном. Кроме того, встает вопрос с Отором и Таудом, к которым достаточно сложно подвести армию, атаками на Дирон у которого как раз в том регионе и сосредоточена армия... Одним словом, знатный клубок закрутился.
По счастью, дядя оставил оборотные листы письма пустыми - как будто знал, что племяннику придется писать ответ второпях. Кратко и, по возможности, лаконично Инги описал все события последних двух дней, пытаясь создать из круговорота событий, именуемого жизнью, подробный и понятный читателю отчет. Под конец, кажется, получилось.  Завершив письмо уверениями в том, что он как можно быстрее выезжает в Дирон, где надеется застать дядю и предоставить ему лично, елико возможно более подробный отчет, Ингвар скатал его, поместил в тубус и снова присобачил на место.
-Лети, паршивец. - заранее поморщившись, он пересадил каргора на руку, заученным жестом послав птицу в полет. Письмоноша тяжело сорвался в воздух и начал набирать высоту. - Лети, в Дирон, чтоб тебя.
Проводив глазами летящего каргора Дирон, морщась от боли в расцарапанной руке (перчатки спасали от когтей хищной птицы, как доспехи из капусты от тяжелого меча) послал лошадь в галоп. Предстояло еще многое сделать - как по приезду в Дирон, так и до оного. И, кажется, у него в голове начал вырисовываться план.

-Эй, парень, заработать хочешь?
- Так о чем речь, ваша милость! Только скажите, что - я уж я расстараюсь!
-Письмо надо передать, быстро. Даже два письма. Одно отнесешь Лорду Саларр, второе -  его дочери, понял?Узнаешь их?
-О чем речь, господин, будет исполнено.
-Хорошо. Вот оплата тебе. А вот это - господину нашему, Сагору.
- Будет сделано, мой господин. В скорости и по вашему желанию.
Хорошо все-таки, что уже давно изобрели походные письменные наборы, позволяющие писать не слезая с лошади. И то, что письма бумаги Ингвар уже давно привык возить с собой - тоже хорошо. "Я дал вам знак, Саларры. Я зажег костры, но только вам решать, что делать дальше."

http://s3.uploads.ru/e2jWb.png В Цитадель Диронов

.

+1

22

Обеденный зал http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
21 агни 1270
Утро

Дар поклонился и поблагодарил лорда. Судя по интонации – искренне.
«Парню ставят клеймо, а он радуется», - то ли в шутку, то ли всерьез проворчал у себя в мыслях Ромул, вспоминая свой день печати. Он с полгода ожидал этого дня и учился с особым старанием, примирившись по такому случаю аж с математикой. И добрая сестра добрых полгода напевным голосом рассказывала ему, как это больно и что так же больно ему не будет больше никогда в жизни. И что если он вдруг заплачет – все, несмываемый позор на Дом, семью и на него в особенности. Сестру он, разумеется, готов был удушить, но не дотягивался. Зато лупил по стенам кулачками и чуть не покалечился на тренировках, стараясь выработать стойкость к боли. Как выяснилось, сестра преувеличивала. В особенности же преувеличивал сам Ромул со своим малопослушным, каверзным воображением. Несколько минут он стискивал зубы, чтобы не заорать, но глаза оставались сухими. Привычка стискивать по любым поводам зубы осталась с ним еще на двадцать с небольшим лет.
Ромул вернулся в 1270-ый год. Отвар понемногу подействовал. По поводу Лорда Саларра они с секретарем досоветовались до следующего: казни членов правящей семьи затруднят врастание Саларра в новый для него доминион. А Дирон не преминет на этом сыграть. Следует обратить на это внимание Лорда Шадда. В остальном отстаивать жизнь Ильнатара Саларра никто в Шотли особо не рвется.  Дальше лорд и его секретарь обсудили выгоды и убытки грядущей войны, в том числе ее значимость для морской торговли и допустимость ограбления города после захвата. Первое надлежало использовать как можно дальновидней, от второго отказаться, ограничившись относительно скромным выкупом за погибших. Поделив хитин неубитого членистоногого, Ромул и секретарь разошлись по делам. Между тем, в крепость прибыл лорд Роланд Шадд. Ромул заглянул к Леди Шотли, известил о последних событиях (впрочем, леди уже была в курсе дела), привел себя в чуть более приличный чем обычно вид и занял место во внутренней зале.
«Вот будет смеху, если он с порога скажет, что решил все-таки не воевать…»
Шутки шутками, но Ромул с некоторыми усилиями удерживал дыханье от прерывистости, а руки от дрожи.

Отредактировано Ромул Шотли (2014-04-01 20:39:45)

+2

23

Комнаты Артура http://s3.uploads.ru/vqrVb.png
1270 год.
21 число месяца агни.
Утро.
[float=right]
http://s9.uploads.ru/DIQ1V.png[/float]
Встреча с сыном прошла не так, как он ее себе представлял, но разве следовало надеяться, что Артур вдруг одумается, остепенится и будет каяться? Нет, его младший отпрыск был упрям и характер менять не собирался, да и вряд ли б смог. Есть что-то в мире постоянное. Небо над головой, триумвират богов, и его сын-раздолбай. Морриган тоже хороша. Наябедничала как делала в детстве, думая что гнев отца обойдет ее стороной. Но ошиблась. Конечно, Роланд не собирался душить или бить дочь, но наказать стоило. И после разговора с Ромулом, Роланд обязательно придумает как именно.
Интересно, у лорда Шотли такие же беды с детьми, или же у них в семьи царит мир и гармония?

Морриган было у кого перенять многие черты характера, которые заставляли слуг в замках и Шотли, и Шадда хвататься за головы, потому что понимали – после нее придется много убираться. Ибо леди Шадд имела привычку выходить из себя мгновенно, общаясь с братом. С другими она была более тихой и добродушной. И так же Роланд позволял себе терять терпение лишь в разговоре с детьми. Но сейчас была ситуация иная. И Ромул Шотли вполне оказаться свидетелем гнева и разрушений. Впрочем, мог и не стать.
Роланд вошел в широкий зал и быстрым шагом направился к Шотли. И без приветствия, каких-то вступительных речей заговорил:
– Я всегда знал, что Артур – заноза в заднице. Потому после скандала с дочерьми советника и отправил к тебе, подальше от столицы, где так много соблазнов. Ромул, я надеялся, что ты с твоим благоразумием сумеешь урезонить моего сына и направить способности Артура в нужное русло. А самое страшное, чем он грозит Шотли – парой десятков брюхатых дворовых девок, но война, Ромул! – речь Лорда и без того эмоциональная, приобрела еще больше красок и голос зазвучал более недовольно. – Во имя богов! Почему? – в конце своей тирады Роланд заметно остыл, и добавил чуть спокойнее: – Рассказывай.

0

24

Роланд Шадд влетел в зал, как снаряд катапульты, и проследовал в направлении Ромула. Его вспыльчивость и отходчивость в кругу лордов-вассалов были притчею во языцех и отчасти играли ему же на руку: гораздо легче иметь дело с таким человеком, чем с кем-то скрытным, хладнокровным и злопамятным. Особенно когда речь идет о главе правящей семьи. Лорда Шадда скорее любили, чем боялись, и, кажется, его это устраивало.
И тем не менее Ромул испытывал ощутимые стыд и тревогу.  Тем спокойнее было его лицо.
Ни на приветствия, ни на посадку в кресло (лучшее в цитадели специально принесли) Лорд Шадда тратить время не намеревался. Лорд Шотли встал и, сделав шаг вперед, со всем возможным хладнокровьем  выслушал тираду сюзерена.
«Да, разумеется. Сначала объяснения».
Витиеватости и церемоний владыка всея Шадда не любил. Можно было не особо утруждаться этикетом. Говорил Ромул ровно, размеренно, чуть медленней и тверже чем обычно, с некоторым оттенком горечи.
- Здравствуй, Роланд. Рассказываю. Я писал тебе с просьбой прислать мага для службы в Приграничье. В Шотли прибыл Артур, без сопровождающих указаний. Я решил, что ты желаешь, чтобы он какое-то время послужил наравне с магами Дома Шотли. Я не стал гадать, почему. Вероятно, в этом моя первая ошибка. Моя вторая ошибка: я отправил Артура описать потери от набегов без охраны и почти без сопровождения. Обстоятельства его пленения тебе известны. Третья моя ошибка: я позволил Морриган участвовать в поисках и послал с ней людей, которые не смогли предотвратить ту схватку в Волчьей Пади. Схватка завязалась по вине Дирона, сопровождавшего Артура к границе. Он отдал лучникам приказ искать засады и занять боевые позиции. Он же, когда уже начался бой, отдал приказ о нанесении магического удара. Артур получил раны, прорываясь на помощь Морриган. Вот суть дела. Дирона я отпустил, так как он во-первых племянник лорда, а во вторых он сыграл роль в освобождении Артура из Саларра.
Закончил. Потихоньку вдохнул. Выдохнул.
«Теперь давай ты выразишь свое негодование, пообещаешь, если хочешь, мне опалу, и мы обсудим более насущные дела».
На мгновение у Лорда Шотли промелькнула мысль, что Лорд Шадда, видимо, лучший отец, чем он. Или, по крайней мере, испытывает к своим детям больше родственных чувств, чем лорд Ромул – к своим. В Шотли дети правителей были в первую очередь принадлежностью Дома и уж потом – чьими-то детьми.

+1

25

− Ты… что сделал? − Роланд непонимающе посмотрел на хозяина цитадели и, наконец, сел в приготовленное для него кресло. Затем заговорил совсем тихо, внезапно обретя ледяное спокойствие: – Ты отпустил того, кто посягнул на жизнь моих детей? Ромул, если бы я не знал тебя так, как знаю, твоя голова уже бы украшала главные ворота. Причем, отдельно от тела. Какого демона?! Очень надеюсь, что у тебя были для этого веские основания.
«Его следовало заковать в цепи и бросить в темницу, а не отпускать на все четыре стороны», – думал Шадд, буравя не слишком довольным взглядом давнего друга. – «А лучше отправить отрубленную голову в Дирон».
– Ладно, пёс с ним. Сейчас это не так уж и важно, – взгляд Роланда стал задумчивым. – Флот Руда покинул порт еще вчера. Конница прибудет сегодня ближе к вечеру. И тебе придется, не дожидаясь подхода основных сил Шадда и Пэмма, отправить своих всадников, лучников, магов. В общем, всех. Пока армия Дирона на севере, а в Саларре нет войск, хоть Ильнатар и отозвал своих воинов с севера под каким-то благовидным предлогом. И не спрашивай, откуда я об этом знаю. Лояльность Кас-Талиара весьма полезная штука. Мы должны воспользоваться этим преимуществом, Ромул.
Время злиться и терять терпение прошло. Следовало раздать четкие распоряжение, которым Ромул и его люди должны следовать неукоснительно. И Роланд умел забывать о своем настроении и раздражении. 
– Принеси мне голову Ильнатара, до того, как подойдет его армия, чтобы им некого было спасать, и я отдам тебе весь Саларр вместе с серебряными шахтами, – не меняя интонации продолжал говорить Роланд Шадд, хоть мысли о лорде пауке и вызывали у него глухое раздражение. – Всех Саларров по мужской линии казнить. Всех, до кого доберешься. Благодарение богам, у него нет наследника, так что этого будет достаточно, чтобы уничтожить Дом. Не трогай только дочерей Ильнатара. Я дал обещание Артуру, да и смысла особого в том нет, поскольку наследование передается лишь по мужской линии. Пусть девушек привезут сюда, но обходятся не как с пленницами. Не станем уподобляться пауку, который чуть не угробил своими допросами моего сына, – но это мужчина уже не сказал спокойным тоном, а словно прорычал.
Лорд на  время замолчал, обдумывая, что еще следует сказать. Вспомнил вдруг Совет, поморщился, будто от зубной боли. Этот высокомерный выскочка сидел напротив него, а Роланду приходилось удерживать себя от желания вцепиться тому в горло, как совсем недавно Артуру. Кто как не Алетес виновен в том, что Саларр распоясался и совесть растерял? Как можно держать у себя на границе лорда, который ни с кем не считается и творит всё, что душе угодно?! Интересно, спроси Роланд это на Совете, что ответил бы Алетес? 
– Если мы сделаем всё быстро, война с Дироном выйдет короткая. Им не выгодно биться на два фронта. Ты еще не слышал, какую бойню устроил юный наследник Корн-Терионов в Вейре. Уничтожил мост перед крепостью вместе с частью армии Риффа. А остальных сжег в городе. Свой город поджег. Вот я точно на подобное не способен. Но зато теперь ясно, что так просто отвести армию от своих городов Диронам они не позволят. Потерь будем много. Наследник – оракул Изираэля. Не припомню, чтобы подобное когда-либо случалось, а я неплохо знаю историю. Да и ты должен понимать, какое у него отношение к человеческим жизням. Слава богам, мы с Корн-Терионом никогда не враждовали, и нынешний союз нам только на пользу. Нет, я не боюсь, что они уничтожили бы нас как Рифф, но бед могли б принести множество. Юный щенок умеет кусаться. Бертольд, скорее всего, тоже погиб в горящем городе, так что их давнишний враг вряд ли теперь поднимется. Дом Рифф уничтожен. И это уже факт. Их место на Совете пустовало, и слова леди Энрики некому было опровергнуть. А это значит, нет законных представителей, нет прямых наследников.
Мысли о Совете сменились воспоминанием о разговоре с Сеттелем. С ним они долго говорили. Очень долго. А потом его средний сын отправился сообщить Алетесу печальное решение главы Патриархата. Роланд Шадд поморщился второй раз, подумав, чтобы сделал, если бы ему пришлось самому говорить с этим любителем интриг.
«Слава Инатель, патриарх − мой сын, а не кто-то из Дирона».
– Сеттель отозвал всех оракулов Инатель из Дирона, – вновь заговорил мужчина. – Так что, им нет резона ввязываться в долгосрочную войну. Как только мы захватим Саларр, а на севере Корн-Терион даст им отличного пинка, они сами попросят заключить мир. И мы его заключим. И Корн-Терион. Но на определенных условиях.
«Да и вряд ли Совет, считай – Девирр и Кас-Талиар, позволит нам пройтись маршем по восточному доминиону. Не захотят, чтобы Дирон повторил судьбу Риффа, с которым теперь будет много проблем. Не допустят, чтобы Шадд расширил свою территорию и влияние еще больше. Да и Корн-Терионам не дадут весь Рифф заглотить».

Отредактировано Мастер (2014-04-03 11:13:09)

+1

26

Лорд Ромул слушал лорда Роланда внимательно. В первую очередь тот успокоился, что изрядно порадовало. Потом довольно предсказуемо высказал недовольство обращением Рома с Ингваром.
«Только казни племянника Лорда Дирона нам тут и не хватало, конечно…» - подумал Ромул, медленно и глубоко вдохнув и выдохнув.
Настаивать на обсуждении Ромулова суда Роланд не стал, за что Шотли мысленно возблагодарил Талия, незримо реющего над всяким местом обсуждения военных дел. О коих и пошла речь. О флоте Руда с утра доложил человек от гернтара. То, что конница будет в Шотли уже к вечеру, было новостью, и не самой приятной. Ромул все-таки намеревался обойтись сугубо своими силами. Ну, подкупить пиратов-лорни, кормящихся в Мертвом море – это не в счет. Отзыв войск Саларра с севера был предсказуем.
- Мы должны воспользоваться преимуществом, Ромул.
Ромул кивнул.
На фразе про голову Ильнатара Саларра лорд Ромул внутренне напрягся и снова вдохнул поглубже. На «всех Саларров по мужской линии» поднял бровь. Сказать по правде, это был самый простой и окончательный способ решения проблем с Саларром. И секретарь Рома настойчиво утверждал, что самый вероятный тоже. Ром, поддавшись чувству чести и привычке, не поверил  – в Шотли казни считались зазорным делом.  Даже приговоренному преступнику обычно предлагали вместо плахи «суд Шэррид» - сразиться на мечах с гораздо более искусным противником. А взять и вырезать весь Дом – совсем уж трудновообразимый ход. Секретарь, близкий родственник лорда, в хваленой шотлинской рассудительности его превзошел. Но нехотя согласился, что да, если лорд Роланд пожелает присоединить Саларр как малый Дом, а не как землю без оного, то казнь Ильнатара бессмысленна. Стоит ли теперь возражать Лорду Шадда?
«Нет. Дирон еще много раз попытается вернуть Саларр. И сделать это с частью Дома Шотли труднее, чем с отдельным малым Домом. Моя честь против многих жизней в будущем. Что ж, хорошо».
И все-таки Ромула чуть-чуть подташнивало. От стыда то ли за собственную глупую наивность, то ли за легкость, с которой отказался от своих намерений.
«Да, править тошно. Что ж, я с детства это знал… Какого демона я не родился младш… Но хватит». 
Он позволил себе чуть поморщиться. Мысли заняли две-три секунды – смеси образов, размытых чувств и рваных фраз, лишь отчасти выразимые словами. Он продолжал слушать.
Дочери Лорда Саларра. Вот уж кого никто не собирается казнить. И уж тем более – травить их белладонной. В Шотли и нет таких запасов белладонны – сколько надо на хотя б одну дочь Лорда Паука?  Больше того, если Дом Саларр обречен, с ним нет и никакой необходимости родниться. Хотя, конечно, это бы позволило оформить покрасивше новые земельные приобретения. Нет, что вы, все законно, паучьи земли отошли серебряному волку через брак…  Что - что, семья невесты? Ну, знаете, всяко случается…
«Казалось бы, при чем тут Артур Шадд… Насколько юноша последователен в своих привычках!  Может, он для себя и хочет приберечь? Всех трех? Размах, достойный сына лорда».
- Если мы сделаем все быстро, война с Дироном будет короткая, - продолжал Роланд.
«Главное сказано. Вот теперь я спокоен».
Лорд Шотли стал собой обычным и первым делом кисло усмехнулся. Он устал делать спокойное лицо за эти дикие несколько дней.
«По сравнению с твоей войной с Миррадом и сто лет – короткая война».
Дальше речь пошла о Риффе и Корн-Терионе. О пожаре Вейра и безвременной кончине Дома Рифф Ромул получил весть из Девирра. Не иголки в стоге сена – город да Правящий Дом. Весть о Вейре вызывала сожаление –  красивый город, об истории которого Ромул читал в юности несколько книг и порой возвращался к ним по сей день. Об истории Риффа Ромул тоже читал, и сей Дом большого сожаления не вызвал. Плохо начали – плохо кончили, воля Изираэля. Воплощенная, кстати, его же оракулом. Боги все-таки остроумны.  Конечно, трудно позавидовать тем, кто принял вырванную предательством власть в наследство: и вины их за предков нет, и мириться с Тигром уже поздно. Но, собственно, и Бертольд Рифф не слыл особенно хорошим человеком. Грядущий передел земель Дома, конечно, пах кровью, но непосредственно до Шотли это не касалось и обещало Ромулу по большей части поучительное зрелище и, может быть, поставки зерна в Хорн. В смутное время цены на хлеб растут.
«Хотя чего рот разевать, девиррцы перехватят…»
На счет Сеттеля и оракулов Ромул не сомневался. На счет скорого мира – очень крепко надеялся.
Кивнул еще раз. Прокашлялся. Начал.
- На счет Дирона, если ты не возражаешь, я скажу потом. Этой ночью я отдал приказ стянуть все войска Дома к порту. У Саларра сильная конница и следопыты, у меня – сильный флот и сильнейшая среди малых Домов юга пехота. Я разобью флот Ильнатара, высажу войска в саларрском порту и в течение дня возьму город. С цитаделью будет потрудней, но справимся. Голову Лорда Саларра ты получишь в срок. Такие дела, - Ромул сумрачно усмехнулся, - Обижать его дочек я и не собирался.
Сделал из чаши глоток роскошного багрово-черного Идора. Такая же чаша, естественно, стояла перед лордом Роландом.
- Я хочу покончить с Саларром силами одного своего Дома. Не хочу, чтобы из-за вражды Волка и Паука гибли твои люди или люди Пэмма и Руда. После того, как я сказал Дирону, что отпущу его, я говорил с ним как с посланником Дома. Он сказал, что Алетес, скорее всего, остановит свое войско на северной границе Саларра и не отправит ни единого солдата биться за этот Дом, если в Саларр войдут только мои воины и если никто не нападет на сам Дирон или другие его малые Дома. Я не стал бы слишком верить Дирону, но всё это и в их интересах. Думаю, это прекрасная возможность присоединить Саларр к доминиону без единого убитого со стороны твоего Дома и Пэмма с Рудом. И без расходов на ведение войны со всем Дироном. Это третья причина, по которой я оставил племянника лорда в живых. Думаю так же, потеря богатой и плодородной провинции, «Южных ворот» и так далее – достаточно чувствительное наказание Диронам за их попустительство.
«Я ведь каждые несколько лет, иногда и того чаще, клянчил у тебя разрешения на такую войну. А теперь ты сам требуешь голову Лорда Саларра. Такие дела…».
Тошнота прошла еще на фразе Роланда «война будет короткой». Сейчас Ромул чувствовал злую радость. День, которого он ожидал с двадцати пяти лет, наступил.

Отредактировано Ромул Шотли (2014-04-03 20:49:10)

+3

27

− Брось, Ромул, брось! – Роланд сделал нетерпеливый жест. – Знаю я все и про гордость вашу и про законы чести. У тебя и кровь старше и корни глубже, да только не время проявлять благородство и уповать на то, что тебе тем же ответят. Успеешь разобраться своими силами, да тем, что Руд прислал – честь тебе, да хвала. Нет − моя армия и Пэмма встанет на северной границе Саларра меж озером и Корн-Терионом, чтоб не допустить саларрские войска к цитадели. Хочешь сам разобраться? Понимаю. Я и сам не прочь единолично вцепиться в глотку Диронам. Так что возражать не буду. Но срок тебе на все малый.
Роланд последовал примеру хозяина, глотнул аридарского вина, покрутил кубок меж ладоней, заметил, усмехнувшись:
− Неплохо, но твой мед мне нравится больше.
Долго молчал, хмурился и вдруг громогласно расхохотался, заразительно, искренне, как умеют лишь Шадды.
− А Диронский мальчишка неплох, раз сумел тебе голову заморочить. Или твои глаза настолько замутнены ненавистью к Саларру, что ты далее того не видишь и не загадываешь? Что он, говоришь, пообещал тебе? Невмешательство Дирона? – Роланд вновь рассмеялся. – Да Диронам, чтобы отвести свой войска с севера потребуется несколько месяцев, и, учитывая, что в спину им Корн-Терион ударит, это будет гибель для их армии. Они при любом раскладе не смогли бы, не успели вмешаться. Возьми Саларр, и дорога на Дирон будет открыта. Но Совет не даст мне с ними разобраться. Тут уж как пить дать. А жаль.
Роланд отставил пустой кубок, откинулся на спинку и, кажется, пришел в благодушное расположение духа.
− Артура тебе оставлю. Не смотри так. Зол я на него. А ты благодарить должен, – лорд Шадда усмехнулся, покачал головой. – Кабы не он, не были бы руки у тебя развязаны в отношении давнего врага. Мы оба знаем, что не Артур причина этой войны, но мой сын отличный для нее повод. Спроси меня, кому это на руку? И я отвечу: тебе. Тебе, Ромул. Не Диронам и не Саларру. Тебе. – Роланд залпом осушил вновь наполненный кубок. – Знаю, не твои стреляли. Но и в случайности не верю. Лишь в людские помыслы и проведенье богов. Найди стрелка.
Шадд отставил пустой кубок, поднялся с места, выпрямился во весь свой немалый рост. Направился было к выходу, но остановился, обернулся через плечо:
– Что касается Артура – лишний маг тебе не помешает. Артур хорош, когда не пьет, да за девками не волочится. Морриган заберу. Помолвку пока отложим. Не время сейчас. Когда привезут дочерей Саларра, Артура на полет стрелы к ним не допускай. Не приведи боги, обрюхатит какую-нибудь, поганец. Я так мыслю, хорошо бы Ритану одна из них приглянулась. В Саларре нужна будет сильная рука, и лучше его не сыскать тебе. А если у него саларрская жена будет, народ быстрее успокоится. Думай наперед Ромул, думай. Сильная ветвь у тебя там появится, глядишь, новый Дом основать получится. Дом нам силой крови верный, а не зубы на протянутую руку скалящий и кусок пожирнее отхватить норовящий.

+1

28

Итак, отвертеться от помощи не удавалось. Ромул наморщил лоб и задумался. С одной стороны – неписанное соглашение с Дироном, с другой – меньшие потери на войне…
«Руд, Руд, Руд… Или я настаиваю на отказе от них сейчас, или надо объясняться с их коннрейторами. Хорошо бы оставить их прикрыть Шотли, пока все мои будут в Саларре. Но это оскорбительно для Руда, да и Роланд согласья не даст…»
- Но срок тебе на все малый, - закончил Лорд Шадда.
Ромул прервал раздумья и сообщил:
- Справлюсь. Я готовился к этой войне сотню лет.
Цифра была чуть занижена. Девяносто восемь лет со дня клятвы и еще лет восемь до этого. Началась история «любви» Рома к Саларру то ли с уроков истории в храмовой школе, то ли со знакомства с ветераном-гвардейцем, проведшим юность в саларрском плену. На момент знакомства Рому было семнадцать.   
Роланд тем временем глотнул Идора, усмехнулся и объявил, что мед ему нравится больше.
- Я должен был в этом удостовериться, - машинально пошутил Ромул и тоже усмехнулся.
«Демоны, я и забыл. Все эти военные советы…»
Какое-то, довольно длительное время Роланд молчал и хмурился.
«Что-то переваривает. Ждем».
Роланд громко и по-шаддски заразительно захохотал. Не успев удивиться, Ром заметил, что тоже смеется – почти ровно, негромко, хрипловато, легко. Одновременно, на контрасте, он четче обычного почувствовал меж ребер смутную, привычную тоску, которая понемногу выходила из тела и с мрачной иронией, и с этим почти беззаботным смехом, превращаясь в него, по чуть-чуть ослабляя хватку. «Где нет горечи, нет и смеха» - написал некий шаддский поэт. Не из старых, из новых. В новых Шотли разбирался так себе. 
Отсмеявшись, Роланд снова заговорил. На сей раз речь пошла о Дироне.
«Ну конечно, племянничек лорда веселит даже в свое отсутствие… Неужто и впрямь? Он оракул Сагора. Примем в расчет. У меня нет осведомителей в Дироне. Я не знаю, сколько у них людей, сколько на севере, сколько и как быстро они могут послать на юг. Глупо было бы рассчитывать на лучшее».
- Роланд, ты уверен, что все силы Дирона на севере? Что он не соберет на юге новое войско в течение месяца?
Лорд Шадд кивнул, отставил кубок и преодолел пустоту между своей спиной и спинкой кресла. Он, кажется, был всем доволен.
«Что ж, Роланд, ты умен и, я надеюсь, у тебя толковый гернтар. Я снимаю свои возражения».
Роланд вещал об Артуре, о выгоде произошедшего для Шотли и требовал «найти стрелка». Ромул следом за ним допил кубок и понимающе улыбнулся.
- Да, мне на руку. В твоем доверии я был уверен, - лицо Рома посерьезнело, стало чуть озабоченным, - Но стреляли люди Саларра. Я приложу усилия, чтобы найти всех, кто стрелял, и узнать, кому в Саларре выгодна эта война. Как только будут сведенья, я сообщу тебе.
Шадд встал и направился к выходу. Ромул встал следом и подождал пару секунд, не обернется ли его друг-сюзерен. Тот обернулся.
«Артура я точно в Саларр не пошлю. С меня хватит. До конца войны будет единый маг всея Шотли. Ритан и дочь Саларра. Красивый жест, народу понравится. Привезут «паучек» - подумаем. Сегодня переговорю с Ританом, намечу тему. Новый Дом? Дом Саллатли? О нет. Чем меньше Домов, тем лучше. Тем меньше войн. Тем легче управлять».
- Дом Шотли верен тебе и вполне справится с землями Саларра, - лорд Ромул рассмеялся, - Даже в мирное время! До свидания, Роланд!
Был в его голосе оттенок дружелюбной дерзости, как у ребенка, хвалящегося силой перед старшими.

+3


Вы здесь » Доминион - По праву силы » Цитадель Шотли » Внутренний Зал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC